fbpx

В статистику не попадают: как расследуются дела о бытовом насилии

news.ru

В Москве прекратили резонансное уголовное дело бывшего полицейского, которого подозревали в насилии в отношении бывшей жены и троих детей

В Москве СК прекратил уголовное преследование бывшего полицейского Руслана Волкова по статье «Истязание». Как утверждает его бывшая супруга Ирина Красносельская, мужчина подвергал насилию ее и трех несовершеннолетних дочерей, но следствие сочло, что события преступления не было, хотя сам фигурант, как следует из материалов дела, в течение более пяти лет наносил телесные повреждения «в воспитательных целях» и «на почве личной неприязни». Помимо этого, мужчина проходит по делам о неисполнении обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего, грабеже и мошенничестве, дожидаясь суда под подпиской о невыезде. Ирина вместе с юристом намерены добиваться возобновления следствия, считая, что ранее оно было проведено некачественно.

Зачастую подобные случаи вовсе выпадают из статистики, так как жертвы агрессивного поведения отцов, мужей и братьев часто боятся обращаться за помощью в правоохранительные органы. Ситуацию могло бы изменить принятие закона о профилактике семейно-бытового насилия, но, как считают эксперты, это вряд ли случится в ближайшей перспективе.

Сменилось пять следователей

История Ирины Красносельской тянется несколько лет. Москвичка с 2015 года неоднократно обращалась в силовые ведомства с жалобами на бывшего мужа Руслана Волкова. По её версии, мужчина оказывал на детей не только психологическое давление, но и подвергал их насилию.

Как отмечает Ирина Красносельская, в начале 2021 года он вместе со своей матерью напал на одну из дочерей и избил её, а позднее распылил в лицо ребёнку газовый баллончик, после чего девочку госпитализировали с ожогом глаз. Сейчас потерпевшие живут в другом месте. СМИ рассказывали об истории Ирины Красносельской и её детей.

Около полутора лет назад москвичка обратилась за помощью в Консорциум женских неправительственных объединений. Там ей предоставили адвоката Анну Гордееву, которая сейчас защищает интересы Красносельской.

По словам юриста, весной 2021 года было возбуждено уголовное дело по пп. «а» и «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание в отношении несовершеннолетних), а также по ч. 2 ст. 156 УК (неисполнение родительских обязанностей). Помимо этого, к делу было присоединено ещё два состава — по статьям о мошенничестве (ч. 3 ст. 159) и грабеже (ч. 2 ст. 161). Один эпизод не касался отношения с родственниками и связан с обманом охранников, работавших в ТСЖ, которым подозреваемый, как бывший сотрудник полиции, за денежное вознаграждение обещал защиту от проверок. Второй был связан с бытовым конфликтом. Как рассказывает Гордеева, ещё в 2016 году мать фигуранта обвинила свою невестку в краже личных вещей, в отместку Руслан отобрал у потерпевшей мобильный телефон.

В июне 2022 года следователь направил материалы в Перовскую межрайонную прокуратуру Москвы с обвинительным заключением. 15 июня прокуратура вынесла постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования. В своём постановлении она ссылалась на показания обвиняемого, по словам которого, с лета 2015 года имелись конфликты между ним и его детьми и бывшей супругой, а побои он наносил «в воспитательных целях» и «на почве ранее возникшей неприязни». Прокуратура указывает, что собранных доказательств по ст. 117 УК недостаточно, поэтому вина Волкова не подтверждается. Но вместо того чтобы собрать эти доказательства, 30 июня 2022 года следователь вынес постановление о частичном прекращении уголовного преследования и исключил состав истязания в отношении Ирины Красносельской и трёх её дочерей. Мы намерены опротестовать это решение и уже направили соответствующую жалобу в суд, — сообщила NEWS.ru Анна Гордеева.

В распоряжении NEWS.ru имеется копия постановления об отказе возбудить уголовное дело за подписью старшего следователя Перовского межрайонного следственного отдела следственного управления по Восточному административному округу Москвы. Для понимания его логики следует привести выдержку из данного документа: «Основанием для возвращения уголовного дела [из прокуратуры обратно в СК] для производства дополнительного расследования послужил тот факт, что собранные по уголовному делу доказательства не подтверждают вину Волкова в совершении преступления, предусмотренного ст. 117 УК РФ. В соответствии со ст. 117 УК РФ уголовная ответственность наступает за такое преступное деяние, как истязание, то есть причинение физических или психических страданий путём систематического нанесения побоев либо иными насильственными действиями, если это не повлекло последствий, связанных с нанесением средней тяжести и тяжкого вреда здоровью. Исходя из показаний Волкова Р. Ю., в период с лета 2015 года по 1.02.2021 имеющиеся конфликты, нанесение телесных повреждений имели место в воспитательных целях, а также на почве ранее возникшей личной неприязни».

Таким образом, делает вывод следователь, «несмотря на имевшиеся основания для возбуждения уголовного дела, данный факт не нашёл своего подтверждения». В итоге он прекратил производство по ст. 117 УК «в связи с отсутствием события преступления».

По словам адвоката Анны Гордеевой, на предварительном следствии они с Ириной несколько раз ходатайствовали о проведении тех или иных следственных мероприятий, а также о приобщении к делу документов из медучреждений. Как утверждает адвокат, выводы врачей «свидетельствуют об истязании». Следователь в свою очередь сообщал, что запросы сделаны, но в деле этих бумаг так и не оказалось. Помимо этого, утверждает защитница, из дела исчезли видеозаписи.

Кроме того, Ирина Красносельская и её адвокат просили приобщить к делу материалы проверок после обращений потерпевших в полицию с заявлениями на Волкова. Этого следователем сделано не было. И ещё надо отметить, что по уголовному делу у нас сменилось пять следователей, — подчеркнула Гордеева.

По сути, продолжает адвокат, исключением состава по статье УК «Истязание» следствие создаёт опасный прецедент и «развязывает руки обвиняемым и подозреваемым в аналогичных преступлениях, как бы давая понять, что „в воспитательных целях“ бить домочадцев можно и за это ничего не будет».

Травма вместо закона

Помимо истории Ирины Красносельской, стоит вспомнить случай с московской художницей по имени Галина, о котором рассказывает Консорциум женских неправительственных объединений. Женщина больше года не может добиться информации по расследованию уголовного дела, в котором она является потерпевшей.

В апреле 2021 года на неё с топором напал родной брат и пытался убить, но женщине удалось спастись благодаря активному сопротивлению и вмешательству матери, которая оказалась рядом. Женщина получила серьёзную травму руки, что мешает работать, а также до сих пор обращается за помощью к психологу, потому что не может до конца пережить травму.

Дело в отношении её брата по ч. 1 ст. 119 УК РФ (угроза убийством) завели ещё 13 мая 2021 года. Изначально расследованием по делу занимался дознаватель отдела МВД по району Чертаново Центральное Сергей Сальников, а через полгода дело передали его коллеге — Игорю Милорадову. Дело «волокитилось» больше 14 месяцев, за это время Галина и её адвокат так и не были ознакомлены с результатами судмедэкспертизы.

Как заявила NEWS.ru одна из разработчиц законопроекта, экс-депутат нижней палаты Оксана Пушкина, в нынешних условиях его «не примут», потому что «не до этого». Также она сообщила, что достоверной статистики бытового насилия, свидетельствующей о реальных масштабах данного явления, в России, по сути, нет. Пока нет соответствующего закона о профилактике семейно-бытового насилия, нет и соответствующих определений. Нет и соответствующей статистики. Для общего понимания хочу сказать, что когда мы говорим о домашнем насилии, мы имеем в виду систематически повторяющиеся акты психологического, физического, сексуального и экономического воздействия на женщин, которые осуществляются против их воли, с целью обретения власти и контроля над ними. В 2016 году в нашей стране декриминализировали побои. В итоге насилие не прекратилось, оно просто стало скрытым, — заявила Пушкина. Как предполагает Анна Гордеева, «наверное, 90% уголовных дел о семейно-бытовом насилии просто не заводятся, пока с пострадавшими не начинает работать адвокат». Адвокату приходится обжаловать отказные постановления и доказывать правоту потерпевших. Ситуацию, по ее словам, могла бы изменить целенаправленная государственная политика, например, принятие закона о профилактике домашнего насилия. Несколько лет назад документ уже разработали, однако вокруг него шла серьёзная борьба. В результате проект не стали вносить в Госдуму. С декабря 2021 года фактически предварительное расследование по уголовному делу не производится: потерпевшая не ознакомлена с результатами судебной медицинской экспертизы, не уведомлена ни об одном продлении срока расследования по делу, а новый следователь ни разу не связывался ни с ней, ни с ее представителями. На протяжении полугода по этому уголовному делу не принимается достаточных и эффективных мер, направленных на активизацию производства необходимых следственных действий, — рассказывает правозащитница и адвокат Мари Давтян.

Экс-депутат напомнила, что «официальная статистика показывает снижение насилия в два раза», хотя «на самом деле то, что до 2016 года считалось преступлением, теперь перестало так называться и в статистику не попадает».

При этом МВД дает статистику преступлений, совершенных в семье. В качестве примера Пушкина предоставила данные за 2020 год, когда потерпевших по таким составам было 32 557, из них около 22 тысяч — женщины.

Как писал NEWS.ru, в начале 2021 года Консорциум женских НКО проанализировал несколько тысяч судебных приговоров и пришёл к выводу, что жертв домашнего насилия в России может быть примерно в 20 раз больше, чем указано в официальных данных МВД. До этого в ведомстве опровергали альтернативные цифры, публикуемые независимыми организациями. По данным министерства, статистика женских смертей, наступивших в ходе конфликтов с родными и близкими, напротив, снижается.

Поделиться:

Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Подписаться Закрыть