fbpx

«Он убивал меня и сделает это еще раз»: досудебное следствие по делу жительницы Москвы, которую пытался топором зарубить брат, длится больше года

Московская художница Галина больше года не может добиться информации по расследованию уголовного дела, по которому ее признали потерпевшей. В апреле 2021 года родной брат женщины напал на нее с топором и пытался убить. Только активное сопротивление и вмешательство матери, которая оказалась рядом, помешали ему довести задуманное до конца. Сейчас Галина вынуждена жить у знакомых, и  не может полноценно заниматься своей основной деятельностью, так как ее правую руку во время нападения повредил брат.  Женщина до сих пор работает с психологом и не может до конца пережить полученную психологическую травму, которая усугубляется бездействием со стороны полиции и невозможностью  привлечь агрессора к ответственности. 

Двенадцать ударов топором и длительное насилие

Галина много лет занималась живописью, писала большие картины, делала эксклюзивные оригинальные игрушки. Сейчас, даже год спустя, после того, как брат напал на нее с топором и нанес увечья, она не может полноценно работать- повреждена правая кисть руки, а прогнозы врачей неутешительные. Галина долгие годы жила с мамой и братом в общей квартире в районе Чертаново. По словам пострадавшей, в течении нескольких лет брат пытался оказывать на нее давление, нападал, применял силу. «Всех, кто находился с ним рядом, он агрессивно материл, включая даже мать. Приставал в алкогольном опьянении, накапливал какие-то крайне несущественные мелочи, к которым можно придраться, и ненавидел всех тех, кто попадал в поле его зрения», − рассказывает женщина. . 

В течение всех этих лет семейного насилия она неоднократно подавала на него заявления в полицию, но из полиции приходили письма с постановлениями об отказе в возбуждении уголовного дела − якобы нет состава преступления. Очередное серьезное нападение случилось 27 апреля ( прим,. 2021 года). Агрессор напал на Галину и ударил кулаком по голове и в скулу. «Тогда я снова вызвала полицию, сняла побои. Он оказывал сопротивление полицейским, его увезли, но отпустили через час», − вспоминает она. После этого эпизода Галина сидела, запершись в своей комнате, чтобы с ним не встречаться и не вызывать новых вспышек агрессии. Однако всего три дня спустя, 30 апреля, он начал новый скандал, стал требовать открыть дверь, после чего взял топор и взломал им дверь, которая была закрыта на замок. 

Ворвавшись в комнату, агрессор сразу начала наносить удары  топором по телу наотмашь: «В два прыжка он очутился рядом со мной и начал рубить. Я помню только, что махала руками как в замедленной съёмке и произнесла: «Ты что? Что ты делаешь?». Нанес около двенадцати ударов, половина попала по телу. В какой-то момент топор выскользнул у него из рук, я сделала попытку вырваться, но он схватил меня сзади за майку и как пушинку бросил на кровать. Он начал меня душить; уже травмированной рукой с перерубленным пальцем, я пыталась разжать его руки. Из-за этого моя травма кисти стала ещё хуже», − не скрывая волнения вспоминает Галина. 

Она начала терять от удушья сознание и уже прощалась с жизнью, как в комнату вошла мама, которая начала плакать и просить сына прекратить душить дочь.

После того, как Галина немного пришла в себя она сразу выбежала к соседям, которые вызвали полицию и скорую помощь. В результате нападения Галина получила резаные и рубленные раны, ссадины, а также закрытый перелом пальца.

«Полиция приехала минут через 20-25 после звонка соседей. Дополнительно я ещё позвонила участковому. Скорая приехала быстрее полиции, и не поверила моим словам об ударах топором. Брата в сильном алкогольном опьянении полиция задержала на детской площадке, когда он, судя по всему, пытался сбежать. Через 3-4 часа его отпустили домой. А мне участковый посоветовал пожить у друзей, потому что полиция не может обеспечить мне безопасность», − рассказывает Галина. 

Грубое нарушение прав потерпевшей, волокита, бездействие 

13 мая 2021 года по статье об угрозе убийством (ч. 1 ст. 119 УК РФ) в отношении брата Галины было возбуждено уголовное дело, а сама женщина была признана потерпевшей. Изначально расследованием по делу занимался дознаватель отдела МВД по району Чертаново Центральное, старший лейтенант полиции Сергей Сальников.

Галина рассказала, что за несколько месяцев следствия видела дознавателя всего два раза : «В первый раз, когда он вызвал меня на допрос и задал только один вопрос «В какой руке подозреваемый держал топор?». Остальное ему было ясно как божий день. А второй раз я видела его когда отвозила выписки из больниц. Сальников их взял, и сказал мне, что по такой статье адвокат не нужен, а брату грозит только условный срок».

Женщина поняла, что не сможет самостоятельно себя защищать и обратилась в Центр защиты пострадавших от домашнего насилия, где ее делом занялась адвокат Арсения Разумовская. При назначении на судебно-медицинскую экспертизу следователь Сергей Сальников вынес постановление, где говорилось, что экспертиза будет проводиться исключительно в отношении травмы кисти правой руки, и что агрессор нанес пострадавшей только один удар, что не соответствовало действительности. 

Адвокат Арсения Разумовская указала ему на эти неточности и заставила переписать постановление для СМЭ. В новом постановлении уже говорилось и о ударах по телу. 

«Вынося это постановление, Сальников сказал, что нам сообщат о готовности СМЭ. Но проходила неделя за неделей, месяц за месяцем, и никто ничего не сообщал ни мне, ни моему адвокату», − вспоминает пострадавшая.

Через полгода, в ноябре 2021, дело Галины было передано другому следователю отдела − Игорю Милорадову. С момента покушения на пострадавшую прошло больше 14 месяцев, но уголовное дело так и не передано в суд. Более того, ни Галина, ни ее защита до сих пор не ознакомлены с результатами экспертизы. 

Адвокат, руководительница Центра защиты Мари Давтян, также представляющая интересы Галины, рассказала, что в середине июня отправила жалобу начальнику отдела полиции «Чертаново Центральное» в связи с грубейшими нарушениями прав потерпевшей: «С декабря 2021 года фактически предварительное расследование по уголовному делу не производится: потерпевшая не ознакомлена с результатами судебной медицинской экспертизы, не уведомлена ни об одном продлении срока расследования по делу, а новый следователь ни разу не связывался ни с ней, ни с ее представителями. На протяжении полугода по этому уголовному делу не предпринимается достаточных и эффективных мер, направленных на активизацию производства необходимых следственных действий, которые могли бы привести к скорейшему завершению предварительного расследования и принятию законного и обоснованного решения».

В жалобе отмечается, что «несвоевременное проведение необходимых следственных действий повлекло нарушение разумных сроков уголовного судопроизводства, установленных ст. 6.1 УПК РФ, что в свою очередь порождает грубую волокиту, которая причиняет ущерб конституционным правам и свободам потерпевшеей, затрудняет ее доступ к правосудию, и приводит к порочной практике». 

В России пострадавшие не всегда могут получить доступ к эффективным средства правовой защиты по целому ряду причин. Одна из них − нарушение прав потерпевших. Суды − очень важный механизм восстановления прав человека. Но что делать в тех случаях, когда дело не доходит до суда? Согласно Конституции (ст. 52), права потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью охраняются законом. Государство должно обеспечивать потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба. Однако на момент публикации полиция не предоставила потерпевшей Галине и ее представителям никакой информации о ходе расследования дела. 

За то время, пока уголовное дело находится в производстве в полиции, Галина похоронила мать: «Опасаясь, что брат снова нападет на меня, я все таки-пришла навестить маму и застала ее в критическом состоянии. Я отправила ее в больницу, но 29 августа она умерла. Сейчас я вынуждена жить вне дома, потому что в моей квартире живет насильник, находящийся под подпиской о невыезде. Получается, что его право жить в своем жилище закон соблюдает, а мое нарушает». Галина уверена, что только чудом осталась жива и надеется, что полиция все-таки разберется в тяжести совершенного преступления, а агрессор понесет наказание: «Когда я снова переступаю порог своей квартиры, мне тяжело даже думать, что он в ней находится. Раньше я видела в нем что-то человеческое, и думала, что он никогда не переступит эту черту, то теперь я уверена, что он целенаправленно убивал меня, и может сделать это ещё раз».

Иллюстрация художница Мария Кулагина.

Поделиться:

Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Подписаться Закрыть