fbpx

«После отказа он начал меня избивать»: история Ольги Деминовой, которая ушла от агрессора

В марте 2020 года Ольга решила расстаться с мужем-агрессором после того, как он в очередной раз нанес ей побои. Женщина объявила о разводе, в ответ мужчина порвал ее паспорт. Ей пришлось больше двух месяцев жить без основного документа, а ситуация осложнялась тем, что процесс развода пришелся на пик пандемии коронавируса. После того как Ольге удалось восстановить паспорт, она сразу же начала борьбу за себя и двух несовершеннолетних детей уже в юридической плоскости. В августе Ольга и Дмитрий развелись, однако женщина продолжает подвергаться преследованиям и угрозам со стороны бывшего мужа. За это время он без ее ведома забирал младшего ребенка из садика, караулил Ольгу у подъезда, замахивался на нее доской и угрожал убийством. Узнав, что у бывшей жены появился молодой человек, агрессор напал на него, облив из перцового баллончика. Пройдя долгий путь от заявлений, игнорирования, отказов и жалоб Ольга смогла добиться возбуждения уголовного дела против бывшего партнера.

«Взял выдергу и начал ломать дверь»

Ольга вспоминает, что понимала еще несколько лет назад – нужно уходить от мужа, особенно когда у него начались приступы неконтролируемой ярости. Но он все время пытался примириться и обещал, что все будет хорошо. 

«Я уже не помню, на основании чего произошла первая большая ссора, но это было в ночное время – дети спали. Он набросился на меня, я позвала по телефону на помощь его маму, которая жила неподалеку, чтобы она пришла и помогла его успокоить. Но и по отношению к ней он стал вести себя агрессивно. Мы собрались и ушли в квартиру к свекрови. Через какое-то время он взял выдергу, которая была в машине, стал кричать под дверью матери, стучался и пытался ее открыть. В итоге он смог попасть в квартиру, начал этой выдергой размахивать, ударил меня и свою младшую сестру, которая жила с мамой. Я выбежала из квартиры, пытаясь от него скрыться, он преследовал меня на улице с этой железякой. Я добежала до диспетчерской службы такси и уже оттуда вызвала полицию. Полиция приехала, сотрудники опросили меня и уехали. Я боялась идти домой, так как он мне продолжал звонить и угрожать. Я снова вызвала полицию, чтобы в их присутствии войти в квартиру. Когда полиция приехала и мы попали в квартиру, он притворился спящим», – рассказывает Ольга. 

Приехавшие полицейские пообещали, что скоро придет участковый и проведет с агрессивным мужем разъяснительную беседу. В ожидании участкового Ольга не пошла на работу, но напрасно прождала весь день – никто не пришел. «Тогда я не стала писать заявление о побоях потому что я была очень испугана и не знала как это сделать. Через неделю все утихло, хотя он так и не извинился за свое поведение», – вспоминает женщина. 

Через год возникла другая ситуация, когда после ссоры Ольга с детьми отправились переждать новую волну агрессии на даче. «Мы ушли туда с утра, он приехал днем, схватил детей, увёз их, закрыл дом, а я в тот момент была у соседки по участку. В доме остались все мои вещи и телефон, ключи от квартиры. Фактически он меня оставил на улице. С трудом я залезла в дом, чтобы забрать ключи. Когда я пришла домой я предложила развестись и разделить имущество, он начал уверять что такого больше не будет и мы примирились». 

Порядок превыше всего! 

Впервые обратиться в полицию Ольга  Деминова решилась в мае 2020. В это время она уже находилась в процессе развода с мужем, вместе с детьми они жили отдельно, муж жил в квартире, которую удалось купить совместными усилиями, в том числе за счет средств материнского капитала, и не хотел из нее съезжать. 

В своем заявлении в полицию Ольга просила привлечь к уголовной ответственности супруга Дмитрия Деминова за неисполнение обязанностей по воспитанию детей: двух девочек, которые в браке родились у пары в 2007 и 2015 году. В заявлении она указала, что с 2018 по 2020 год Дмитрий причинил телесные повреждения старшей дочери, объясняя это тем, что та плохо делает уборку. Он говорил, что таким образом «приучал дочь к порядку».

Все случаи, когда мужчина применял насилие к дочери были связаны с тем, что ему не нравилось, как она убирается в доме или реагирует на его замечания. Ольга вспоминает: «У меня был день рождения и нужно было готовиться к приходу гостей. Он сказал дочери, чтобы она шла на улицу и не мешалась, она стала перечить и он отхлестал ее штанами по спине. На мои замечания остановиться он говорил «ничего с ней не сделается». Во второй раз ему не понравилось, как дочка помыла пылесос – он взял трубу от пылесоса и ударил её. Третий случай был, когда ему не понравилось как она пылесосила и он очень сильно ударил её по голове».

Сам Деминов на опросе заявил, что любит своих детей и всегда стремился приучить дочь к порядку и дисциплине. При этом он якобы никогда не применял к дочери физическую силу, а супруга «целенаправленно настроила дочь против него, желая ускорить бракоразводный процесс». В ходе судебно-медицинского освидетельствования телесных повреждений у ребёнка обнаружено не было. Однако адвокат Александра Кузнецова, сотрудничающая с Центром защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО, которая  помогает Ольге вести многочисленную переписку с силовыми ведомствами, поясняет, что женщина указала о фактах насилия протяженностью с 2018 по 2020 год, а экспертиза была позднее, поэтому вполне логично, что никаких следов насилия на тот момент обнаружено не было. 

Насилие над дочерью происходило в ситуации, когда ей были противопоказаны физические нагрузки и травмоопасные ситуации и отец не мог об этом не знать: «Я хочу добиться наказания для него потому что сейчас у нас стоит вопрос о присвоении дочери инвалидности, она регулярно принимаем лекарства. Действия ее отца привели к возникновению и продолжительному течению тяжелой болезни». 

На все обращения в полицию с просьбой привлечь мужа к ответственности Ольга получала отказ. В июне 2020 года женщина жаловалась в прокуратуру Свердловской области на отказ в возбуждении уголовного дела против бывшего мужа за невыполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетних дочерей. В июле постановление было отменено и направлено на дополнительную проверку, после чего женщина снова получила отказ в возбуждении дела в связи с «отсутствием состава преступления». В ноябре 2020 Ольга обратилась в Следственный комитет России указав на насилие, которое было совершено в отношении неё и несовершеннолетнего ребенка. В конце января из СК пришел ответ, что руководителю следственного управления по Свердловской области поручено организовать личный прием в областном аппарате ведомства. 

«После отказа начал меня избивать»

В последнии месяцы до развода случаи агрессии участились.В июне 2020 Ольга  Дёминова обратилась в дежурную часть ОМВД по Богдановичскому району с заявлением на мужа Дмитрия Деминова, который «систематически причинял ей физические и психологические страдания на протяжении трех месяцев путем нанесения побоев». В обращении женщина требовала возбудить уголовное дело по статье «Истязание» (cт. 117 УК РФ). Проверкой были установлены несколько фактов насилия. 

В частности, что 21 марта 2020 года в ночное время Деминов причинил телесные повреждения, ударил её по щеке, хватал за плечи после чего Ольга была вынуждена уйти из квартиры к родственникам. «Это был последний эпизод, после которого я решила развестись. Он очень сильно всегда ревновал меня, – рассказывает Ольга, – в тот вечер я легла спать, он пытался меня разбудить, хотел заняться со мной сексом, но я отказала, Он начал меня избивать. Я выбежала из квартиры и ушла к брату. На следующий день у меня было такое состояние, что я не могла полицию вызвать – меня всю трясло. Когда я пришла в себя, я вызвала полицию и сняла побои». 

Фотография Ольги из материалов дела

По этому эпизоду Ольга обратилась в полицию и на агрессора был составлен протокол по статье о побоях ( ст. 6.1.1 КоАП от 21 апреля). 

Вскоре Ольга решила вернуться в квартиру и в присутствии подруги собрать необходимые для себя и детей вещи. «Когда я пыталась забрать вещи из квартиры, он опять начал говорить, что мы будем дальше жить «нормально». Но в этот раз я решила, что жить так дальше невозможно и сказала, что мы разводимся. Он опять применил силу, стал хватать меня за руки, ударил меня о дверь». 

Новый эпизод произошел в мае возле торгового центра, когда агрессор встретил Ольгу и начал выяснять с ней отношения, схватил за пиджак, женщина стала звать на помощь после этого он ее отпустил. По этому эпизоду Ольга снова обратилась в полицию и на  Дёминова был составлен еще один протокол (по ст 6.1.1 от 22 июня). 

А в июле 2020 года за подписью майора полиции А.В.Тюленева пришел отказ в возбуждении уголовного дела по 117 статье, поскольку установить «умысел  Деминова, направленный на причинение страданий путем систематического нанесения побоев не представляется возможным».

«В этом деле важен сам подход правоохранительных органов. Вменить агрессору несколько составов 6.1.1.КоАП РФ, то есть признать что избиения систематически происходят, не настолько систематически, чтобы вменить 117 УК РФ. Об этом прямо написано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 11.08.2020. По ст. 117 важна не только формальная, количественная характеристика (сколько раз было применено насилие), но и интенсивность воздействия на потерпевшего, восприятие последним этих многократных актов как чего-то непрекращающегося, непрерывного, постоянного. Поскольку систематичность характеризуется не только многократностью нанесения побоев, но и их внутренним единством, умыслом виновного на причинение потерпевшему особых мучений и страданий», – рассказала адвокат Александра Кузнецова. 

Совместно нажитое 

В апреле Ольга приехала забрать одежду, но когда зашла в квартиру увидела сумку, набитую своими вещами. Все они были испорчены. 

«Я приехала в квартиру, когда еще могла в нее попасть, а там стоит большая клетчатая сумка, в ней все мои вещи изрезанные, где то несильно, но все равно уже не восстановить. Среди них норковая шуба – у нее была вырвана петля. Какие-то юбки перерезаны пополам. Я написала заявление, но сначала мне отказали потому что не была проведена независимая экспертиза. В итоге провели несколько экспертиз, установили ущерб, но в возбуждении дела было отказано, на основании того, что поскольку эти вещи были приобретены в браке и они считаются совместно нажитыми. Постановление я обжаловала в суде. Потом меня допросил участковый, но дело не движется».

Адвокат Александра Кузнецова  считает, что уголовное дело должно быть возбуждено: «Согласно Семейному кодексу вещи индивидуального пользования это личная собственность супруга, исключение составляют предметы роскоши. В данном случае шуба не может являться предметом роскоши, так как в связи с климатическими условиями проживания шуба – это необходимый предмет гардероба, нужно учитывать её цену, то сколько шуб у потерпевшей, есть ли у неё аналогичные вещи и так далее. Поэтому в этом случае произошла порча имущества, а это уголовная ответственность (ст. 167 УК РФ). Отказ в возбуждении уголовного дела незаконен. К сожалению, в практике очень часто правоохранительные органы считают, что подобный спор имеет гражданско-правовой характер и должен разрешаться в гражданском деле о разделе имущества, но это не совсем так. Уголовный закон говорит о повреждении имущества свыше пяти тысяч рублей (значительный ущерб). Что в данном случае это и произошло: человек умышленно нанёс повреждения и испортил чужое имущество. Объективная сторона преступления выполнена, уголовное дело должно быть возбуждено». 

В мае 2020 года Ольга  Деминова обратилась в полицию с заявлением о порче другого имущества. В ходе проверки было установлено, что первого мая Дёминов приехал в сад на участок принадлежащий его тёще, так как там были заменены замки, он не смог проникнуть в дом, взломал замок, забрал из помещения телевизор, сорвал москитную сетку, выкопал доски, огораживающие грядки. В отказе в возбуждении уголовного дела указано, что в действиях  Деминова нет состава преступления, так как поврежденное имущество является совместно нажитым. «Я поменяла замки, он приехал через несколько часов выломал двери, облил маслом беседку, вынес всё ценное, что смог. Даже ведро – и то унёс. Я вызвала полицию, но опять был отказ. Четвертого мая он туда приехал снова, остальные вещи вывез, а мои личные вещи он скинул в дачный туалет. Я опять вызывала полицию. Мама написала в Следственный комитет и её вызывали на допрос как собственника и сказали что это не преступление. Был составлен административный протокол о порче имущества, но за сроком давности административное дело приостановили», – вспоминает Ольга. 

Нет марок, нет бензина 

Женщина готова добиваться лишения бывшего мужа родительских прав, поскольку помимо насилия к ребёнку, он не выплачивает алименты на содержание детей и материально никак не участвует в их воспитании. Взыскать положенные алименты на двоих детей Ольга не может уже несколько месяцев: у службы судебных приставов то нет бензина ехать на поиски должника, то нет марок, для отправки ему писем по месту работы.

«В сентябре прошлого года я обратилась в службу судебных приставов, долг, который накопился по алиментам на старшего ребенка они смогли рассчитать только 26 февраля, а сумма алиментов на младшего ребенка не рассчитана до сих пор. В декабре прошлого года я писала заявление о привлечении бывшего супруга к административной ответственности за неуплату алиментов, но протокол об этом до сих пор не составлен и должник не привлечен к ответственности. У меня уже сил нет бороться с этим равнодушием со стороны приставов. А теперь я еще узнаю, что пристав, которая должна заниматься моим делом,  ушла в отпуск до конца марта», – говорит Ольга. 

На сайте Федеральной службы судебных приставов за Дмитрием Деминовым числится долг на 128 тысяч рублей по алиментам

И административный штраф за побои в 5 000 рублей.

Остается неразрешенным и жилищный вопрос: квартира,в которой Ольга жила с мужем и детьми была приобретена совместно. Дмитрий продал однокомнатную квартиру, а Ольга оформила кредит, когда была была беременна вторым ребенком. Она рассказывает: «Мы купили квартиру и оформили в общую долевую собственность и дали обязательства о выделении долей в последующем на наших детей. Но это обязательство я не могу исполнить, потому что Дмитрий этому препятствует. Сейчас я готовлю иск о принудительном выделении долей. Он живет в этой квартире, поменял замки, по сути просто захватил». 

19 февраля следователь сообщил Ольге   Деминовой, что о уголовное дело по статье «Истязание» (ст., 117 ч 2) против ее бывшего мужа наконец возбуждено. 

25 февраля Ольгу Деминову после многочисленных жалоб и дней ожидания пригласили на личный прием в Следственный комитет Свердловской области. Там ее заверили, что ее дело находится на особом контроле.

Текст: Софья Русова

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Подписаться Закрыть