fbpx

Вебинар “Как закон против домашнего насилия работает в Армении: история принятия и первые результаты применения”

Правозащитники, организации по защите прав женщин и эксперты вместе добивались принятия закона о домашнем насилии в Армении, однако долгие годы такие попытки были безуспешными. В Армении закон был принят в декабре 2017 года. Его принятие сопровождалось бурными спорами и конфликтами между защитниками прав женщин и сторонниками «традиционной армянской семьи». Опытом борьбы за закон против домашнего насилия в Армении поделились правозащитницы и экспертки в ходе вебинара, организованного Центром  защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО. 

Гоар Акопян: “Принятие или непринятие такого закона показывало путь развития, который наша страна выберет”.

Кандидат юридических наук, соавтор Закона Республики Армения «О предотвращении насилия в семье и защите прав потерпевших от домашнего насилия и восстановлении мира в семье» Гоар Акопян отметила, что следит за развитием событий вокруг законопроекта в России и представляет, с какими вызовами сталкиваются сторонники законопроекта. Акопян рассказала об истории принятия закона, его противниках, сторонниках и союзниках. “В Армении закон был принят в конце 2017 года и вступил в силу в 2018 году. Принятие закона “О предотвращении насилия в семье и защите прав потерпевших от домашнего насилия и восстановлении мира в семье” продвигало правительство.  Была продемонстрирована  активная политическая воля, чтобы его принять. Но нельзя не отметить, что этому решению предшествовали более десяти лет активного лоббирования со стороны общественных организаций. Я работала в министерстве юстиции и была в составе экспертов, которые написали этот закон. Как только мы вынесли законопроект на общественные обсуждения, стало понятно, что это чувствительная сфера. В такой стране как Армения есть культ семьи, людям трудно принять какое-то вмешательство со стороны государства в их семейную жизнь, чтобы государство им говорило, какие должны, а какие не должны быть отношения между супругами. Мы не представляли масштаб интереса со стороны общественности к этому законопроекту и масштаб негатива. Сразу стало понятно, что этот закон будет очень символичен в политической атмосфере того времени. В этот период государство вело переговоры с Европейским союзом о подписании соглашения о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армении и ЕС. Принятие или непринятие такого закона показывало путь развития, который наша страна выберет. Было интересно наблюдать на какие лагеря разделилось общество по поводу этого закона. Сформировалось два лагеря-  консервативный, который базируется на как они говорят “традиционных ценностях”, национальной традиции, семейных ценностях и прочее. И второй лагерь — базирующийся на демократических институтах, уважении к правам человека и, наверное, более проевропейский. Велись активные обсуждения, и некоторыми организациями были предприняты попытки манипулировать общественным мнением и напугать людей тем, к чему приведет принятие закона. Говоря об аргументах против, я отмечу три самых главных, хотя были и другие. Они говорили, что эта проблема выдумана, таких масштабов домашнего насилия в Армении нет. Давайте посмотрим на статистику, которую  представляет полиция. Во-вторых, зачем нам такой закон, если у нас уже есть уголовный кодекс, семейный, и эти законы уже регулируют область семейных отношений. И третье — нам навязали эту проблему европейцы, американцы, потому что они хотят разрушить нашу армянскую семью, забрать наших детей на усыновление. И конечно родители, которые серьезно относятся к воспитанию детей, некоторые  воспротивились, решив, что если они накричат на своих детей, то детей сразу заберут и отдадут на усыновление. В атмосфере таких вот обсуждений продвигался законопроект. Мы конечно пытались принимать участие во всех программах, ток-шоу, пытались объяснить людям про что этот законопроект.  Ближе к голосованию правящая партия решила внести поправки в этот законопроект: так появились пункты про мир в семье и нормы в законе про примирение. Это не всегда хорошо и не совсем соответствует международным стандартам. Появилась преамбула про защиту семьи и в таком виде закон был принят. Но в целом, если ставить  на чашу весов — законы принимаются политиками и если нужно пойти на какие-то компромиссы, то по моему опыту — это лучше сделать. Даже если закон не идеальный, потом легче будет внести  поправки, чем еще долгие годы не иметь такого закона.  Главное, что в  законе есть механизмы защиты, поддержки, регуляции этой сферы”. 

 Зара Ованесян: “Система стала более чувствительной к гендерным вопросам

Правозащитница, член Коалиции против насилия в отношении женщин в Республике Армения Зара Ованесян рассказала, что Коалиция была основана в 2010 году после очередного жестокого избиения девушки: “После этого случая организации, занимающиеся защитой прав женщин, сформировали коалицию справедливого судебного разбирательства и предотвращения домашнего насилия в Армении. Мы также все это время лоббировали закон о предотвращении домашнего насилия. С 2007 года Центр защиты прав женщин, один из членов этой Коалиции начал работать над законопроектом. Впоследствии законопроект был улучшен Коалицией, и в 2013 году драфт удалось представить Национальному собранию Армении. Нацсобрание его не приняло. Говорили, что этот закон очень дорогой и это не та проблема, на которую можно тратить деньги. В итоге в 2017 году правительство само инициировало законопроект о предотвращении домашнего насилия. Правительству пришлось пойти на эти шаги, так как в каждом международном докладе говорилось о проблеме домашнего насилия. Например в  докладе ОБСЕ отмечалось, что 60% женщин в Армении хотя бы раз становились жертвами домашнего насилия. Министерство юстици консультировалось с Коалицией и мы были довольны этой работой. Но в итоге на закон повлияли националистически настроенные группировки, которые считают, что закон разрушает традиционные ценности армянского народа. В итоге текст закона поменяли прямо перед принятием в парламенте и к этим поправкам не имел доступа даже министерство юстиции. Было сказано, что в обществе есть разные мнения, которые надо учитывать. В парламенте, к сожалению, и сейчас остаются такие депутаты, которые считают, что этот закон может подорвать семейные ценности. В итоге в тексте принятого закона есть патриархальные черты. Государство должно защитить от насилия, а не пытаться как-то сохранить семью. С пунктом о примирении мы конечно не согласны. После революции 2018 года мы пытаемся лоббировать поправки в закон. Сейчас в Армении после закона появилось шесть  кризисных центров, работающих на государственные средства — и это хорошо. Мы делаем тренинги с социальными работниками, чтобы они понимали, что такое домашнее насилие. Система стала более чувствительной к гендерным вопросам. Стоит вопрос о ратификации Стамбульской конвенции, хотя это сталкивается с теми ж националистическими сообществами, но государство, если ратифицирует Стамбульскую конвенцию должно будет внести поправки в законе. Министерство труда и социальных вопросов представили поправки к закону которые должны его улучшить в ближайшее время”. 

Ашхен Дашян: “Этот закон позволяет быть женщинам более уверенными

Адвокат Палаты адвокатов Республики Армения, член общественной организации “Верховенство права” Ашхен Дашян рассказала о практике применения закона : “Принимая во внимание характер дела, суды принимают решения по делам в кратчайшие сроки. Гражданский процессуальный кодекс Армении предусматривает эти случаи в качестве особых судебных исков. В соответствии с Гражданским процессуальным кодексом отдельная глава была посвящена процессу производства по этому делу, которая называется «Защитное решение». В случае насилия по закону Республики Армения используются 3 инструмента защиты: предупреждение, досрочное вмешательство, защитное решение. Первые два инструмента принимаются государственным органом во время административного производства (полицией). Защитное решение принимается судом. Иск подается в суд по месту жительства лица подвергнутому семейному насилию или в суде по месту нахождения центра поддержки. Если иск подан Центром поддержки, он прилагается к письменному согласию лица обратиться в Центр поддержки. Суд обязан решить вопрос о принятии иска в течение 3-х дней. Ответчик может представить ответ в течение трех дней с даты получения иска. Судебные дела проводятся без судебного заседания в течение 10 дней со дня принятия иска. Суд не ограничен доказательствами, представленными участниками процесса, по собственной инициативе он принимает соответствующие меры для получения информации по делу. Выявляя признаки преступления, суд, не приостанавливая дела, обращается к Генеральному прокурору с просьбой возбудить уголовное дело. Принятие и применение закона в Армении дали положительные результаты, так как за короткое время можно предотвратить угрожающую опасность, применить ответственность. Одним из положительных аспектов закона является то, что применение этих трех решений не препятствует ведению уголовного дела. Поскольку насилие в семье связано с правовыми отношениями между членами семьи, в этом случае следует отметить, что оно распространяется и на тех супругов, которые де-факто состоят в отношениях, бывших супругов, то есть тех, кто не зарегистрирован в браке, также защищены.

Слишком часто женщины, в частности, чувствуют себя беспомощными, потому что они не имеют правового статуса со своими мужьями и избегают разговоров о насилии со стороны своих мужей, но этот закон позволяет женщинам быть более уверенными и защищенными. Согласно закону, супруг, вынужден покинуть зону совместного проживания и ему запрещено возвращаться туда в течение определенного времени. Решение о помещении жертвы в укрытие может быть принято в случае опасности для жизни и здоровья. Другими словами, потерпевшая сторона имеет возможность не находиться в одном месте с этим человеком.Этот закон позволяет жертве не покидать место жительство несмотря на то, что квартира не является ее собственностью.

Агрессор обязан покинуть собственную квартиру и ему запрещается приближаться в течение определённого периода времени. Защитное решение принимается на срок до 6 месяцев. Также возможно пролонгировать его дважды на 3 месяца”.

После выступления спикеров экспертки и правозащитницы из России и Армении обсудили возможности взаимодействия между НПО и государством, роль межведомственного  взаимодействия в решении проблемы домашнего насилия, изменения в статистике после принятия закона в Армении и другие важные вопросы. 

Ведущими вебенира стали адвокат “Центра защиты пострадавших от домашнего насилия”, национальный тренер европейской программы HELP Гаяне Штоян и адвокат “Центра защиты пострадавших от домашнего насилия”, соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия в России Мари Давтян. 

Текст закона “О предотвращении насилия в семье и защите прав потерпевших от домашнего насилия и восстановлении мира в семье” на английском языке можно скачать по ссылке

Вебинар проводился в рамках проекта «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия», который реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp