fbpx

Мосгорсуд оставил в силе решение о лишении родительских прав мужчины-агрессора

В сентябре прошлого года Черемушкинский районный суд лишил мужчину родительских прав за жестокое обращение с ребенком и злостное уклонение от уплаты алиментов. Не согласившись с этим решением Валерий Д. подал апелляционную жалобу в Московский городской суд. 12 марта коллегией судей Мосгорсуда была рассмотрена апелляционная жалоба Валерия Д., на решение районного суда о лишение его родительских прав. Ни он, ни его адвокат в суде не присутствовали.

Приступы агрессии

Когда Марина Большакова познакомилась с Валерием, у нее было две несовершеннолетних дочери, а в 2015 году у них с Валерием родился общий сын. Вскоре отношения в паре испортились. «Сначала я думала, что надо сохранять семью. Но он начал проявлять агрессию все чаще и чаще, когда сыну было чуть больше года — все усугубилось. Я его и кодировала, и разговаривала с ним, но к сожалению, это с каждым разом становилось хуже», — рассказывает Большакова. В интересах детей она решила жить отдельно от Валерия.

«Когда сыну было три года мы расстались. До этого мы жили вместе и говорить, что я препятствовала общению с рождения — просто неправда. Мы расстались, потому что он занимался рукоприкладством и часто был в состоянии алкогольного опьянения. Это вредило детям и мне. Когда мы расстались, стало еще хуже — он начал приходить устраивать сцены и мешал даже соседям», — рассказала Марина.

При этом бывший сожитель настаивал на продолжении отношений, преследовал ее и детей: систематически приходил к ним домой поздно вечером, пытался взломать входную дверь, чтобы проникнуть в квартиру. Валерий часто скандалил в подъезде, в приступах агрессии ломал мебель, которая стояла на лестничной площадке.
В сентябре 2018 года Валерий вскрыл вены прямо под дверью квартиры Марины. Лестничная площадка была залита кровью, дети оказались свидетелями попытки суицида. В другой свой визит мужчина проявил агрессию к соседке, которая вышла на крики, раздававшиеся на лестничной площадке. Женщина попыталась сделать ему замечание, а в ответ он ударил ее.

Все основания

Марина неоднократно вызывала полицию, писала заявления, однако сотрудники правоохранительных органов помощи ей не оказывали и отказывались возбуждать уголовные дела. Полицейские утверждали, что пока отец не лишен родительских прав, у него есть основания приходить и пытаться увидеть своего ребенка.

Марина Большакова вспоминает, как реагировала полиция: «Полиция его забирала и тут же отпускала. Я писала заявления неоднократно, но все время получала отказ. Они ссылалась на то, что у нас общий ребенок».

Папа сломал самокат

Длительное время женщина с детьми подвергалась психологическому давлению. Марина вспоминает: «Иногда я просто не могла успокоить младшего сына. Он просыпался, плакал, постоянно был в тревожном состоянии и нам пришлось обращаться к неврологу и психологу. До сих пор ребенок помнит, как отец разбил холодильник, телевизор, толкнул сестренку, сломал два детских самоката и санки. Когда сын увидел разбитый самокат- пытался его собрать по кусочкам и плакал».
Марина вспоминает, что агрессия сожителя выливалась с крупную сумму- технику, в частности холодильник, приходилось брать в кредит: «Я одна, трое детей, кредит. Я много работала, брала подработки, в то время как Валерий ничем не помогал».

Опасаясь за свою жизнь, жизни детей и их психологическое состояние, Марина обратилась за помощью в Центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО. В феврале 2019 года адвокат Центра Гаяне Штоян подала исковые заявления об изменении размера алиментов, установленных судом, и о лишении Валерия Д. родительских прав.

Адвокат Гаяне Штоян рассказывает, что основания для лишения родительских прав были самые серьезные: жестокое обращение с ребенком (в том числе психологическое насилие) и злостная неуплата алиментов.

«Важное обстоятельство: иск был инициирован в интересах их общего малолетнего ребенка, — говорит адвокат. — Но у нашей доверительницы есть еще две несовершеннолетние дочери, и в суде мы акцентировали внимание на том, что их права тоже нарушаются».

По словам Гаяне Штоян, отношение правоохранителей к этому делу на протяжении процесса значительно менялось. Изначально суд, прокуратура и органы опеки воспринимали поведение мужчины как попытки реализовать свое право на общение с ребенком.

Однако в ходе процесса удалось убедить судью, что Валерий использует ребенка как предлог для вмешательства в жизнь Марины. То есть мотивы ответчика не являются проявлением отцовских чувств, следовательно нарушают права ребенка.

«Обращение с иском в суд было единственным средством эффективной правовой защиты интересов малолетнего ребенка и двух других дочерей нашей доверительницы, которые живут в этой же квартире», — рассказывает Гаяне Штоян.

Она пояснила, что ключевыми доводами для суда стали постановления об отказе в возбуждении уголовных дел в отношение Валерия Д., мотивированные тем, что он не лишен родительских прав.

«До чего довели мужчину!»

По словам адвоката на последнем заседании Валерий Д. утверждал, что признает ошибки и впредь будет избирать правовые методы для общения с ребенком. Однако на протяжении семи месяцев, пока решение о лишении прав не вступило в силу, он не проявлял желания увидеться с ребенком. “Алименты он так же не выплачивал. Накануне суда он позвонил моей доверительнице и в
нецензурных высказываниях пытался с ней общаться”, — рассказывает адвокат.

Комментируя процесс 12 марта защитница отметила, что судьи задавали очень много вопросов и в какой- то момент показалось, что они настроены на отмену решения. «Был момент, когда судьи рассматривали фотографии после попытки суицида Валерия и один из них спросил «До чего вы довели мужчину!», — рассказала Штоян. Однако и прокуратура и органы опеки поддержали решение суда первой инстанции о лишении родительских прав.
«Теперь у моей доверительницы есть «охранный ордер»— решение суда, которое вступило в силу. Если раньше полиция отвечала на вызовы, что это его отец, то теперь этот человек никем им не приходится. Думаю, очевидно, что нам нужен закон, защищающий жертв домашнего насилия. После его принятия и правовая культура будет меняться в лучшую сторону», — подытожила адвокат.

Женщины должны перестать бояться

Марина Большакова надеется, что решение суда сможет защитить ее семью от преследований бывшего сожителя. «Я мать и обязана была защищать своих детей. Если бы он хотел что-то изменить, то предпринял какие-то шаги. Решение суда — это документ, чтоб как-то уберечь нас от него. Это будет влиять и на полицию. Он больше не сможет прийти сюда травмировать психику мою и моих детей. У меня есть только я и мои дети. И ни одна женщина с тремя детьми не уйдет от мужа, если там все хорошо. Нужно набраться решительности, смелости и главное, женщины должны перестать бояться. В первую очередь ответственность за детей побудила меня к решительным действиям. Дети для меня- это смысл моей жизни и я никому не позволю их обижать. Спасибо всем, кто нас поддерживал».

Проект реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.
Если вы оказались в сложной жизненной ситуации, обращайтесь к нам за бесплатной юридической помощью. Для этого заполните форму обратной связи на нашем сайте.
Юристы Центра защиты пострадавших от домашнего насилия оказывают консультации и сопровождают судебные процессы, помогая женщинам по всей России. Вы тоже можете помочь, если поддержите наш проект финансово. Оформить разовое или регулярное пожертвование можно по этой ссылке.

Аллюстрация Дария Ахмедова

Текст  Софья Русова

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp