fbpx

“Важно не навредить”: Елена Болюбах о работе «Кризисного центра для женщин» в период пандемии и новых проектах

Из-за объявленной пандемии коронавируса и ограничительных мер во всём мире отмечается резкий рост обращений пострадавших от домашнего насилия. Россия  не стала исключением: правозащитники отмечают, ухудшение ситуации с домашним насилием в условиях самоизоляции, однако точные цифры назвать пока сложно. Мы поговорили с руководительницей «Кризисного центра для женщин», с 1992 года работающего с проблемой насилия в Санкт-Петербурге Еленой Болюбах о том, как изменилась ситуация с обращениями в городе, как работает Центр в новых условиях, о консолидации усилий НКО  и представителей бизнеса для защиты пострадавших от домашнего насилия

— Елена, недавно вы обратились к петербургским отельерам и хостельерам с просьбой предоставить «горячие койки» женщинам, пострадавшим от насилия и нуждающимся в безопасном убежище. Кто-то откликнулся и готов к сотрудничеству? 

Вообще эта инициатива была запущена нами еще в феврале до истории с коронавирусом. В  феврале мы вместе с депутатом Законодательного собрания  сделали депутатский  запрос о возможности такого сотрудничества с одним из довольно известных отелей города, но, к сожалению, руководство отеля молчит до сих пор. Однако  мы не оставили попытки. После нашего нового обращения – уже в период пандемии – сразу две сети откликнулись на призыв и теперь на весь май для обратившихся к нам женщин, жизнь которых оказалась в опасности и которым совсем некуда пойти, будет зарезервировано четыре комфортабельных помещения, где они смогут в безопасной атмосфере прийти в себя, начать работать с нашими специалистами (психологами и юристами) и составить детальный алгоритм выхода из кризисной ситуации, план безопасности. Вопрос организации самого процесса размещения требует большого внимания и детальной проработки алгоритмов, и мы над этим работаем. Но уже сейчас можно сказать: это потрясающая история консолидации. Мы считаем что можно масштабировать этот опыт на все регионы, и, конечно будем рады делиться своим опытом. 

— Как вы пришли к тому, чтобы заниматься проблемами  насилия в отношении женщин?

Я закончила Волгоградский государственный университет и аспирантуру по психофизиологии. Когда я ещё была студенткой, я три года консультировала на горячей линии. За это время мне стало очевидно (а это был 2005 год), что у нас в стране нет развитой системы оказания помощи женщинам, пострадавшим от насилия. Я столкнулась с тем, что многие мои коллеги, работающие на телефоне доверия, реагируя на обращения женщин, зачастую транслируют традиционные патриархальные стереотипы. Я стала искать  организацию, которая базируется на феминистских принципах оказания помощи, на принципах стремления достижения равноправия. И для которой очевидно, что ответственность за насилие несет насильник, а не жертва. Позже я переехала в Санкт-Петербург и такой организацией для меня стал Кризисный центр. Какое-то время я работала психологом, к 2006 году стала исполнительным директором, а пять лет назад – руководительницей  организации. Все это время я консультировала на горячей линии и очно сопровождала клиенток в судах.

Елена Болюбах, фото из личного архива

— Насколько увеличилось количество  обращений за последний месяц в Центр? 

Мы сейчас готовим анализ статистики, в котором будут обработаны данные с января по апрель. Там будет раскладка обращений к нашим психологам, юристам,  журналистские запросы. Я очень хочу, чтобы статистика кризисных центров была максимально прозрачной и много лет предлагаю организовать  общую систему учета. Наш центр ещё до начала пандемии и введения самоизоляции работал на пределе своей  пропускной способности. У нас семичасовая горячая линия, и к нам обращается семь-восемь женщин в день, иногда может обратиться десять. Звонок и первичная консультация психолога – в среднем 40-50 минут. Поскольку наш телефон доверия как работал на максимальных мощностях до пандемии, и продолжает работать сейчас всё также на максимуме пропускной способности, мы не можем говорить о численном увеличении количества звонков, однако мы безусловно фиксируем рост обращений в нашей онлайн-приемной и других наших онлайн-сервисах, продолжающих работать в этот период.  Также можно, увы, говорить, об утягощении характера самих обращений в период пандемии.

— Ваши сотрудницы работают в офисе или дистанционно?

 Мы коллегиально приняли  решение ходить в офис, организовав рабочее место на этот период в соответствии со всеми рекомендациями по минимизации рисков для сотрудниц. В первый день самоизоляции я сама вышла на горячую линию, чтобы понять какие поступают запросы и можем ли мы себе позволить телефон закрыть, так как он  стационарный. Этот день на телефоне доверия показал, что оставлять наших клиенток без возможности нам позвонить будет абсолютно недопустимо для нас. Естественно, мы закупили все средства защиты, но решили, что будем продолжать поддерживать горячую линию так как это очень важно. 

—Почему телефон горячей линии не работает круглосуточно?

Самый главный вопрос – это финансирование. В прошлом году наши финансовые возможности позволили нам впервые сделать рабочими субботу и воскресенье – это для нас был большой шаг. Для добавления ночных служб нам необходимо введение серьёзного увеличения бюджета. Мы думаем над тем, как привлечь дополнительные ресурсы для этого. Для нас важно сохранять устойчивым тот сервис, который существует, поэтому краткосрочно запускать ночную линию, не будучи уверенными, что сможем поддерживать ее работу долгосрочно  мы не считаем правильным, по отношению как к клиенткам, так и к сотрудницам. У нас есть четкая позиция – все наши сотрудницы получают заработную плату. Мы понимаем, настолько трудна наша работа, и сколько требует ресурсов для восстановления и бережного отношения к себе.

— Вы привлекаете к работе волонтеров?

У нас есть стажёры. Это психологи, которые прошли профессиональное обучение в нашем Центре по кризисному консультированию и первые 100 часов своей стажировки они слушают, разбирают кейсы с наставником-психологом,  потом 100 часов они сами работают и это – их вклад в работу нашего центра. За это мы им не платим. Но и для них обучение и стажировка бесплатны. Они немного снимают нагрузку с наших психологов. Такой труд для нас важен и актуален. Мы понимаем, что нам нужны люди, которые будут консультировать и делать это хорошо. Волонтеры без подготовки в нашей деятельности недопустимы. Пока мы не поймем, что человек подготовлен, мы не допускаем его к нашим клиенткам. В нашей работе  очень много нюансов, и важно не навредить.

— Могли бы вы объяснить, в чем риски волонтерской работы в сфере домашнего насилия?

Очень трудно рассчитать устойчивость психолога, он может хотеть спасти мир, а в какой- то момент начать утомляться от бессилия. Психолог может ждать, что клиентка будет следовать его рекомендациям что она будет послушна – с волонтерами такие риски есть, если это не подготовленный специалист, он даже не сможет отследить у себя выгорание. Скажу честно, я настороженно отношусь к волонтерским инициативам по созданию шелтеров и кризисных центров. Мы, к сожалению, знаем много негативных примеров того, когда клиентки сталкивались с невольной некомпетентностью. Однако есть замечательный опыт того, как прекрасно волонтеры могут работать на публичных  мероприятиях,  на фестивалях, например. Такой вклад крайне важен и ценен. 

— В бизнесе занято много женщин и не всегда на рабочем месте они могут чувствовать себя безопасно. Есть компании, которые сами выходят с инициативой поговорить о проблемах и приглашают вас в качестве экспертов? 

Два года назад мы начали работать с питерскими барами и активно продолжаем с ними сотрудничать. Тренинги по распознаванию маркеров насилия и первичного реагирования для барменов пользовались большим успехом, были разработаны специальные материалы и памятки о том, как помогать в ситуации насилия, и также проведены тренинги по безопасному и ненасильственному взаимодействию для сотрудников и руководителей, что также очень важно. У нас был запрос от крупного перевозчика с просьбой провести тренинги и мастер классы, надеюсь, что после самоизоляции мы к этому вернемся.

В январе по приглашению концерна “Nissan” мы проводили тренинг по харассменту,  сталкингу и психологическому насилию. Мы планируем продолжить эту работу после пандемии. Уже в период самоизоляции провели онлайн-встречу (в продолжение нашего запущенного еще до самоизоляции оффлайн проекта) для кулинарной студии Kenwood. Наш вебинар посмотрели более  650 человек. 

— После убийства аспирантки Анастасии Ещенко в СПБГУ было объявлено о создании научного центра по  изучению проблемы домашнего насилия. Вы принимаете участие в работе этого Центра?

С самого начала мы с ними активно общались и сразу же заявили, что готовы входить в рабочую группу, делиться опытом наших психологов и юристов. Центр работает на базе университета, где у нас с психологическим факультетом уже много лет заключен договор о прохождении практики студентами-психологами на базе нашей организации. Но если что-то там сейчас и происходит, то это происходит без нашего участия.  

— Работа с проблемой домашнего насилия   в Санкт Петербурге отличается от других регионов?

Петербург – это мегаполис и тут много приехавших из других регионов со своими традициями и ценностями. Думаю, насилия у нас не меньше, но в Санкт-Петербурге постоянно проходят информационные кампании, город достаточно развит в плане социальной сферы. Поэтому мы фиксируем, например, много обращений о насилии на ранних этапах и если сравнивать характер обращений, в других регионах женщина с меньшей вероятностью может обращаться с проблемой, когда почувствует, что мужчина например, критикует ее внешность, не даёт общаться с друзьями, обесценивает ее мнение. Это может даже не быть идентифицировано как насилие. Я понимаю, что такие обращения характерны здесь, для нашей организации и сложно представить, что так же много женщин будут обращаться в других регионах России с такими же вопросами.

— Одно из последних исследований Центра – о вебкам-моделинге. Почему вы выбрали эту тему? 

Это был пилотный проект, который мы как и многие вещи делали pro bono. Все началось с того, что в прошлом году мы получили целый ряд клиентских вопросов, которые касались вебкам-моделинга, и наша сотрудница Хана Корчемная запустила пилотное исследование. В короткие сроки мы получили больше ста ответов от первых респонденток, они были проанализированы и оформлены в первый этап исследования. В ходе исследования мы выявили, что до, во время или после работы в вебкаме 10% были вовлечены в проституцию, 9,1% – в порнографию. Мы подготовили инфографику по этому исследованию  и скоро вы можете найти ее на нашем сайте и в социальных сетях: 

— Какие сериалы вы посоветуете посмотреть в свободное время на карантине?

Меня сильно зацепил  сериал  “Большая маленькая ложь”. Я считаю,  что это значимая работа, прежде всего, c  точки зрения исследования проблемы домашнего насилия. Также рекомендую посмотреть сериал “Unbelievable” и “ Sex education”. Сериал “Утреннее шоу” и  фильм “Скандал”  про харассмент.  Все это фильмы про женскую солидарность и про то, что мы можем сделать даже маленькими шагами внутри сообщества. Я часто привожу в пример сериалы потому что по ним и виден общий тренд в обществе. Мы периодически делаем мини-рецензии на фильмы и сериалы, затрагивающие близкую нам тематику, вы можете прочесть их в наших социальных сетях

Беседовала Софья Русова

Кризисный Центр для женщин с 1992 оказывает помощь женщинам, столкнувшимся с насилием. Каждый день, включая выходные дни на телефоне доверия и в онлайн-приёмной дежурят психологи, а адвокаты, с которыми работает Центр, оказывают квалифицированную помощь по уголовным делам, включая представление интересов пострадавших женщин в правоохранительных органах и судах.  Кризисный Центр для женщин в Санкт-Петербурге- партнерская организация  «Центра защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО». 

 

Телефон доверия  Кризисного Центра в Санкт-Петербурге:  8-812-327-30-00   с 11:00 до 18:00  (по будням и воскресеньям консультации психолога, по субботам – юриста)

 

Сайт: https://crisiscenter.ru

Instagram: https://instagram.com/crisis_center_spb

Facebook: https://www.facebook.com/crisiscenterspb/

Vkontakte: https://vk.com/crisiscentspb

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp