fbpx

Условное наказание: истории убитых и выживших, которых полиция оставила наедине с преступником

Громкие коррупционные или криминальные истории с участием правоохранителей, особенно те, в которых замешаны большие деньги, как правило привлекают повышенное внимание общества. Но вот дела о гендерном насилии, которые часто заканчиваются убийством из-за систематической халатности, неумения полиции вовремя оценить риски и небрежного отношения её сотрудников к своей службе, когда сигналы, которые должны были бы насторожить, остаются без должной проверки и реагирования, обычно привлекают куда меньше внимания. Но и даже по самым резонансным подобным делам, к реальной ответственности привлечь сотрудников полиции очень сложно.

Убедил потерпевшую в нежелании писать заявление о попытке изнасилования 

Серийного убийцу из Хакасии Дмитрия Лебедя задержали осенью 2017 года. На протяжении пяти лет он насиловал и убивал женщин, работая таксистом. Нескольким девушкам удалось спастись, и они подробно описывали произошедшее с ними сотрудникам полиции — следователям Алексею Попову и Антону Кондаурову. Во всех заявлениях девушек фигурировал автомобиль такси, а некоторые потерпевшие и свидетели даже называли его марку и номер. Первое заявление с подробным описанием нападавшего насильника в полиции оказалось в 2013 году, однако никаких действий к поиску насильника следователи не предприняли. Позже, в апреле 2014 года  в полицию обратилась другая пострадавшая от Лебедя, однако следователь Попов убедил ее от заявления отказаться. Таксиста-маньяка задержали лишь в 2017 году после убийства очередной женщины. 12 апреля 2019 года Лебедь получил пожизненный срок за совершение 15 тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе 4 убийств, 11 изнасилований и краж. Судебно-психиатрическая экспертиза показала, что Лебедь вменяем, но имеет «отклонение в сексуальной сфере» — склонность достигать удовольствия через насилие. Недавно его осудили за пятое убийство. 

После задержания Лебедя в отношении следователей Алексея Попова и Антона Кондаурова были возбуждены уголовные дела о злоупотреблении должностными полномочиями (ст. 285 УК РФ). Кондаурова признали виновным, но освободили от наказания в связи с истечением срока давности. Следователя Алексея Попова уволили из органов, но он восстановился через суд и снова вышел на службу. В 2019 году городской суд оправдал следователя Попова «в связи с отсутствием в деянии состава преступления».

Одна из пострадавших девушек, которая не захотела мириться с этой ситуацией фактической безнаказанности, обратилась в Центр защиты пострадавших от домашнего насилия. Сотрудничающий с ним адвокат Дмитрий Кондеев добился в Верховном суде Хакасии отмены оправдательного приговора, после чего дело было направлено на новое разбирательство. Летом 2022 года начался новый сложный процесс, с допросами в суде потерпевшей и с заседаниями, которые постоянно переносились, потому что Попов постоянно представлял справки о своей «болезни». После отмены оправдательного приговора защита Попова обратилась в кассацию с обжалованием этого судебного решения. В декабре 2019 года суд кассационной инстанции направил дело экс-следователя на новое рассмотрение другим составом судей. Со второго раза в июне 2020 года Попова признали виновным, но от наказания освободили так же, как и Кондаурова, — «в связи с истечением сроков давности». 

Цена халатности — жизнь ребенка

В октябре 2022 года Новосибирский районный суд в признал виновной в халатности (ст. 293 ч.2 УК РФ) бывшего старшего инспектора подразделения полиции по делам несовершеннолетних Анну Головач. Из-за её бездействия погиб семилетний мальчик, которого ещё с июля 2019 года регулярно избивали мать и отчим. Это закончилось тем, что 19 марта 2021 года они забили его насмерть, нанеся не менее 50 ударов. Инспектор была осведомлена об обстановке в семье, но никаких мер для защиты ребенка не предприняла. 

Головач приговорили к двум годам лишения свободы условно с испытательным сроком в два с половиной года и с лишением права занимать должности в правоохранительных органах на 2,5 года. Вместе с Головач в рамках этого дела по результатам служебной проверки были уволены трое сотрудников внутренних дел, четверо привлечены к дисциплинарной ответственности, в том числе двое руководителей муниципального отдела полиции «Новосибирский». 

Постояли под дверью и уехали

В октябре 2021 года Кунцевский районный суд приговорил бывшего сотрудника полиции Валентина Панова к двум годам условно по статье о халатности (ст. 293, ч. 2), которую он проявил в отношении обращений Екатерины Телькиной, позднее забитой насмерть её гражданским мужем. Это резонансное убийство произошло в марте 2020 года в квартире Екатерины в присутствии её годовалой дочери.

Екатерина Телькина скончалась на месте в результате полученных повреждений — от кровопотери, «обусловленной закрытой тупой травмой туловища, включающей в себя разрывы печени, селезенки, переломы ребер, кровоподтеки с кровоизлияниями в подлежащих мягких тканях».
Перед этим женщина неоднократно обращалась в полицию с заявлениями о побоях со стороны ее сожителя, а в день убийства дважды вызывала полицейских, однако никаких мер для её защиты они не предприняли. В день убийства полицию также вызвали услышавшие крики и просьбы о помощи соседи. Приехав в третий раз, полиция постояла у двери и уехала.

Обращаться с заявлениями в полицию Екатерина Телькина начала за два года до убийства. Так, ещё в 2018 году женщина позвонила в полицию и сообщила, что её избил сожитель. Проведение проверки по сообщению было поручено Валентину Панову, который принял решение дело не возбуждать. 

На суде Валентин Панов заявил, что между его халатными действиями и смертью женщины нет причинно-следственной связи и попросил его оправдать. 

Сторона потерпевших настаивала на пятилетном заключении с лишением этого бывшего сотрудника полиции права впредь занимать определенные должности в правоохранительных органах. Интересы потерпевших представляла адвокат Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Анна Гордеева. Прокуратура настаивала на необходимости лишения Панова свободы на два года и взятии его под стражу в зале суда. Однако суд вынес более мягкое решение – два года условно, посчитав смягчающим обстоятельством наличие у подсудимого пожилых родственников. Также бывшему полицейскому суд не стал запрещать опять вернуться на службу, если он вдруг этого захочет.

Изначально дело по статье о халатности было возбуждено в отношении неопределенного круга лиц, были опрошены десятки сотрудников полиции ОМВД Кунцево, которые работали в день убийства и проводили проверки по ранним обращениям Екатерины, однако до суда дошло только дело экс-участкового Панова. В конце марта 2022 года против еще двух сотрудников полиции – Дениса Питухина и Андрея Ефремова было возбуждено уголовное дело о халатности. Ведется расследование. 

Заявление лежало на столе и никто по нему не работал 

Ирина Шейкина, мать Маргариты Грачевой, в ноябре 2017 года обратилась в дежурную часть отдела полиции по Серпуховскому району Московской области и рассказала, что Дмитрий Грачев испортил паспорт дочери, избил ее и вывез в лес, где угрожал ей ножом. Согласно материалам служебной проверки помощник оперативного дежурного А. Овчинников принял сообщение, однако при составлении рапорта и заполнении КУСП (книга учета сообщений о преступлениях) информацию, поступившую по телефону от Шейкиной исказил, не отразил факты угроз холодным оружием и нанесения побоев. Он ограничился формулировкой «муж дочери угрожает ей». Работать по этому обращению начал другой сотрудник полиции Д. Захаров, который в свою очередь опрашивал Маргариту Грачеву, но информацию о побоях проигнорировал.

После этого заместитель начальника полиции майор А. Гамзиков не проконтролировал работу подчиненных: он не созвонился с Инной Шейкиной и Маргаритой Грачевой для проверки информации. Примечательно, что сам Гамзиков на тот период являлся членом комиссии по контролю за состоянием учетно-регистрационной дисциплины и законности. Заместитель начальника отдела дознания подполковник Н. Ермилова сделала отметку в материале о созвоне с заявителями и сверке информации, но при этом на самом деле ничего этого не сделала.

Другой ответственный сотрудник, начальник смены капитан полиции А. Леваков, при получении сообщения об угрозе убийством Маргарите Грачевой не направил следственно-оперативную группу на место происшествия. А дальше обращение просто затерялось среди документов, а сроки рассмотрения обращения никто не контролировал.

Обращение Грачевой лежало на столе одного из сотрудников, никто по нему не работал и когда через несколько дней Маргарита снова обратилась в полицию, чтобы узнать, что происходит по ее обращению, капитан полиции А. Грузнов, который нес службу в день обращения Маргариты, нашел материал по ее делу, снова опросил ее и подготовил постановление о продлении срока проверки на 10 суток. При этом и в повторном опросе Грачевой факт нанесения побоев мужем он никак не отразил. Основанием для продления проверки стала якобы невозможность установить местонахождение Дмитрия Грачева.

Примечательно, что несмотря на заявления девушки о том, что к ней применяли насилие и избивали, никто из работавших по ее обращению не назначил ей судебно-медицинскую экспертизу.

8 декабря 2017 года А. Грузнов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом саму Грачеву о результатах проверки никто не уведомил. 

Утром 11 декабря Дмитрий Грачев вывез Маргариту в лес, где длительное время издевался над ней, после чего отрубил кисти рук. Женщину доставили в поликлинику с диагнозом: ампутация обеих кистей рук и рубленая рана бедра.

Дело получило резонанс, у Маргариты появились адвокаты, выяснилось, что и мать пострадавший, и сама пострадавшая неоднократно обращались в полицию за помощью и сообщали об угрозах, но правоохранители бездействовали. В конце декабря 2017 года, после проведенной служебной проверки несколько сотрудников полиции получили всего лишь предупреждения, а один – строгий выговор. Капитан полиции А. Грузнов и еще двое сотрудников полиции были уволены.

Дело Маргариты Грачевой находилось на сопровождении Центра защиты пострадавших от домашнего насилия. 

Не выполняли проверочных мероприятий, не возбуждали уголовных дел

В июле 2015 года в Нижнем Новгороде Олег Белов зарезал ножом свою супругу Юлию Зайцеву и шестерых малолетних детей, расчленил тела и сложил в пакеты. Затем он поехал на электричке во Владимирскую область и убил свою мать, полагая, что она может выдать его полиции. В 2016 году Белов был приговорен к пожизненному лишению свободы в колонии особого режима. Защита пыталась обжаловать приговор в Верховном суде, но ВС подтвердил пожизненный приговор. 

На протяжении нескольких лет Юлия Зайцева неоднократно обращалась в отдел полиции с заявлениями о том, что муж систематически избивает ее и детей, а также угрожает расчленением. Однако участковые не проводили проверок и отказывали в возбуждении уголовных дел. 

По делу о халатности в качестве подозреваемых проходили шесть полицейских: начальник райотдела полиции Александр Вольчак, его заместители, начальник подразделения, участковые Дмитрий Обливин и Владимир Филимонов. В итоге обвинение в халатности (ч. 3 ст. 293 УК РФ) было предъявлено только двум участковым. Обливин и Филимонов получили три и четыре года условно с лишением права занимать должности в государственных органах на тот же срок. 

Суд установил, что Дмитрий Обливин и Владимир Филимонов несколько месяцев не проверяли заявления Зайцевой и с согласия их руководителей выносили постановления об отказе в возбуждении уголовного дела. 

«Неправильно понял интересы службы»

В сентябре 2016 года в одном из отделов полиции Владивостока был убит Александр Паутов. Накануне его задержал некто Юрий Муллин, который «добровольно на общественных началах оказывал помощь должностным лицам отдела полиции», то есть не являлся должностным лицом, но постоянно присутствовал в участке. В день убийства Муллин с самого утра выпивал в отделе полиции вместе с оперуполномоченным Евгением Шебуняевым. Затем Юрий Муллин вышел из участка в магазин около которого и встретил Александра Паутова, решив, что у него с собой могут быть запрещенные вещества. «Общественный помощник» привел Паутова в участок, надел на него наручники, где в присутствии своего приятеля Шебуняева начал избивать, требуя отвечать на вопросы о наркотиках. 

Судмедэксперты зафиксировали у Паутова разрыв селезенки, переломы ребер, челюсти и другие травмы от ударов «тяжелым тупым предметом», которых было нанесено не менее 50. Тело убитого было найдено недалеко от участка полиции. Вскоре Шебуняеву было предъявлено овинение по статьям о превышении должностных полномочий и умышленном причинении тяжкого вреда здоровью (ст.286 ч.3 п.п.а,б,в; ст.111 ч.4 УК РФ), его приятелю Юрию Муллину предъявили только умышленное причинение тяжкого вреда здоровью.

Дело в отношении них было передано в суд в 2017 году, а приговор вынесен только в 2019. 

«Шебуняев Е.В., будучи в состоянии алкогольного опьянения, имея умысел на существенное нарушение прав и законных интересов и причинение потерпевшему тяжкого вреда здоровью, руководствуясь неправильно понятыми интересами службы, явно выходя за пределы своих должностных полномочий, действуя группой лиц с Муллиным Ю.В., воспользовавшись тем, что потерпевший лишен возможности передвигаться и оказать сопротивление вследствие надетых наручников, применяя насилие, нанес множественные удары кулаками по его телу, а Муллин Ю.В. в этот момент удерживал потерпевшего, придавив руками к полу его голову», – говорится в решении суда.  Также в решении суда отмечено, что Шебуняев “неправильно понял интересы службы”. 

Бывший полицейский получил тринадцать лет лишения свободы в колонии строгого режима, а «общественный помощник» Муллин — восемь лет. Они подали апелляцию, однако краевой суд оставил решение первой инстанции в силе. Дело находилось на сопровождении правозащитной организации «Общественный вердикт» (признана иностранным агентом). 

Интересы матери погибшего представляла адвокат Алена Нестреляй. 

«Вместе с родителями погибшего мы заявили гражданский иск на получение компенсации морального вреда от Российской Федерации, — говорит она. — На родственников погибшего оказывали давление, на заседаниях говорили о том, что сын их был человеком недостойным и все равно бы “плохо кончил”. Всячески пытались обрисовать его как маргинального, недостойного члена общества, что было неправдой. Они не только не просили прощения во время первого суда, но и постоянно говорили отвратительные вещи самим родителям. Говорили, что родители хотят нажиться на смерти сына». 

До вынесения приговора адвокат написала пост в социальной сети о деле, назвав полицейских убийцами. Информацию сразу же отследили и защитники полицейских обратились в полицию с заявлением на Нестреляй  о клевете, а также в адвокатскую палату. Сначала палата отказалась возбуждать дисциплинарное производство против адвоката, но защитники полицейских обратились в управление юстиции и производство было возбуждено. Впрочем, всё закончилось лишь объяснениями, которые Алене  пришлось давать в адвокатской палате. 

По её словам, никто из представителей или руководства МВД родителям забитого насмерть Паутова не принес.

Текст Софья Русова

Иллюстрация Мария Колкер

Поделиться:

Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Подписаться Закрыть