fbpx

Системная халатность: как сотрудники полиции игнорируют дела о домашнем насилии

В конце октября Кунцевский районный суд приговорил бывшего сотрудника полиции, участкового  Валентина Панова к двум годам условно по статье о халатности (ст. 293, ч. 2 УК РФ), которую он проявил в отношении обращений Екатерины Телькиной, забитой насмерть ее гражданским мужем.

Дело участкового Валентина Панова и служебная проверка, которая была начата после убийства в отношении других сотрудников отдела полиции  наглядно демонстрируют, что сотрудники полиции не только не хотят, но и не понимают, как работать с обращениями о домашнем насилии. Точно также, как в деле убитой Екатерины Телькиной о ситуации насилия знали десятки сотрудников полиции  Серпуховского отдела, куда накануне трагедии обращалась и Маргарита Грачева и ее мама. И только резонансность дела позволила добиться проверки в отношении них и доказать, что несмотря на реальные угрозы, первый вывоз в лес и избиения весь отдел полиции ни сделал ничего, чтобы защитить женщину.  О том, как неумение полиции вовремя оценить риски и небрежное отношение к службе  привели  к трагедиям читайте  в нашем материале.  

«Незамедлительно приходит на помощь»

 Суд над участковых Валентином Пановым  длился несколько месяцев, были допрошены свидетели, которые подтвердили в суде, что женщина длительное время находилась в ситуации насилия и регулярно обращалась за помощью в полицию. Сторона потерпевших настаивала на пяти годах колонии с  лишением бывшего сотрудника полиции  права занимать определенные должности в правоохранительных органах. Интересы потерпевших представляла адвокат Центра защиты пострадавших от домашнего насилия Анна Гордеева. Прокуратура настаивала на необходимости лишения Панова свободы на два года и взятии его под стражу в зале суда. Однако суд вынес более мягкое решение – два года условно, посчитав смягчающим обстоятельством наличие у подсудимого пожилых родственников. Также бывшему полицейскому не запретили опять вернуться на службу, если он вдруг это захочет.

Всего с июня 2018 года по март 2020 года в отделение полиции по Кунцевскому району Москвы поступило десять обращений по поводу постоянных конфликтов между Екатериной Телькиной и ее сожителем, в том числе по факту нанесения побоев. Однако надлежащим образом сотрудники полиции на эту информацию не отреагировали, что в итоге привело к смерти женщины. Материалы служебной проверки в отношении сотрудников отдела полиции подтверждают, что ненадлежащим образом к ситуации относились все полицейские, которые так или иначе сталкивались с заявлениями Екатерины, а не только осужденный в результате «за халатность» участковый Валентин Панов. 

В июле 2019 года Кунцевский районный суд признал гражданина Молдовы Александра Назарова виновным в нарушении правил проживания в России и оштрафовал его на 5 000 рублей с административным выдворением за пределы страны. В районном отделе полиции в паспорте Назарова была поставлена отметка о запрете обратного въезда. Контроль за исполнением решения суда был возложен на начальника ОВД Кунцево. 

В том же 2019 году в отдел поступила телефонограмма из поликлиники по факту избиения Екатерины. Проверку проводил майор полиции Юрий Павлов, который установил, что гражданский муж Телькиной Александр Назаров нарушил миграционное законодательство. При этом сам агрессор не был опрошен, а в рапорте Павлов написал, что Назаров покинул пределы страны. В возбуждении уголовного дела по факту избиения также было отказано. 

23 января 2020 года Екатерина снова позвонила по телефону «02» и сообщила об избиении. На место приехали два сотрудника полиции, которым в присутствии гражданского мужа женщина сообщила что конфликт улажен. Проведение проверки поручили майору Сергею Курзенкову, который ничего делать не стал и вынес отказ в возбуждении дела. 

13 марта произошла трагедия, которую можно было предотвратить не только заранее, но и в сам день совершения преступления. Первый раз за день Екатерина позвонила в полицию в 17:02 указав на то, что ее избил муж и угрожал их общему ребенку, затем в 17:28 она опять сообщила, что ее бьют. Женщина боялась находиться в квартире и вместе с ребенком ждала полицию около дома на улице. На место приехал патрульный экипаж  и доставил Назарова в участок, где его передали старшему лейтенанту Валентину Панову. Панов опросил агрессора и отпустил домой. В 21:27 Екатерина позвонила и сообщала, что сожитель хулиганит, в 21:59 – что он скандалит и оборвал электропровода. В 22:04 в полицию уже обратился сосед женщины, в 22:13 по «02» обратился  сосед по подъезду и сообщил, что за дверью слышны женские крики о помощи. В дежурной части по двум последним обращениям направили патрульный экипаж  в составе двух сотрудников – старшего лейтенанта Дениса Питухина и Андрея Ефремова. Они позвонили в дверь, но ее никто не открыл. После этого они уехали. 

Спустя три дня, 16 марта обеспокоенные брат и сестра Екатерины приехали к ней домой и вскрыли квартиру, где и обнаружили сестру забитой насмерть. В квартире находилась годовалая дочь и Александр Назаров. При этом, когда сестра Екатерины позвонила Валентину Панову с вопросом- что делать и как вскрывать дверь, он на место не выехал и дал устное согласие на вскрытие. 

Валентину Панову 31 год. Сейчас он работает в коммерческой структуре, а до этого  с 2015 года был участковым в Кунцево.

Защищать жертв насилия и предупреждать такие правонарушения – прямая обязанность полицейских. 

Работа полиции регламентируется законом о полиции. В соответствии с законом полиция – «незамедлительно приходит на помощь каждому, кто нуждается в ее защите от преступных и иных противоправных посягательств».

На полицию возлагаются обязанности и по пресечению и расследованию административных правонарушений. Также по должностному регламенту в прямые обязанности участковых входят меры по снижению числа преступлений на семейно-бытовой почве, и в частности уделение особого внимания выявлению деяний, предусмотренных статьями 112, 115, 116, 116.1, 117, 119, и 314. УК РФ, статьями 6.1 и 19. 24 КоАП РФ» . То есть преступлениям, связанным с причинением разной тяжести: вреда здоровью, побоями, истязанием, угрозой убийством и несоблюдением наложенных ранее административных ограничений. 

Адвокат Анна Гордеева рассказала, что изначально дело по статье о халатности было возбуждено в отношении неопределенного круга лиц, были опрошены десятки сотрудников полиции ОМВД Кунцево, которые работали в день убийства и проводили проверки по ранним обращениям Екатерины. Однако до суда дошло только дело участкового Панова. Вину он признал лишь частично. 

Избиение, угрозы ножом, вывоз в лес – не повод для проверки?

Ирина Шейкина, мама Маргариты Грачевой, в ноябре 2017 года обратилась в дежурную часть отдела полиции по Серпуховскому району Московской области и рассказала, что Дмитрий Грачев испортил паспорт дочери, избил ее и вывез в лес, где угрожал ножом. Согласно материалам служебной проверки помощник оперативного дежурного А. Овчинников принял сообщение, однако при составлении рапорта и заполнении КУСП (книга учета сообщений о преступлениях) информацию, поступившую по телефону от Шейкиной исказил, не отразил факты угроз холодным оружием и нанесения побоев, ограничившись формулировкой «муж дочери угрожает ей». Работать по этому обращению начал другой сотрудник полиции Д. Захаров, который в свою очередь опрашивал Маргариту Грачеву и информацию о побоях проигнорировал.

После этого заместитель начальника полиции майор А.Гамзиков не проконтролировал работу подчиненных: он не созвонился с Инной Шейкиной и Маргаритой Грачевой для проверки информации. Примечательно, что сам Гамзиков на тот период являлся членом комиссии по контролю за состоянием учетно-регистрационной дисциплины и законности. Заместитель начальника отдела дознания подполковник Н.Ермилова сделала отметку в материале о созвоне с заявителями и сверке информации, но при этом на самом деле ничего этого не сделала.

Другой ответственный сотрудник – начальник смены капитан полиции А. Леваков при получении сообщения об угрозе убийством Маргарите Грачевой не направил следственно-оперативную группу на место происшествия. А дальше обращение просто затерялось среди сотрудников полиции, а сроки рассмотрения обращения никто не контролировал.

Обращение Грачевой просто лежало на столе одного из сотрудников, никто по нему не работал и когда через несколько дней Маргарита снова обратилась в полицию, чтобы узнать, что происходит по ее обращению, капитан полиции Грузнов, который нес службу в день обращения Маргариты, нашел материал по ее делу, снова опросил ее и подготовил постановление о продлении срока проверки на 10 суток. При этом и в повторном опросе Грачевой факт нанесения побоев мужем он никак не отразил. Основанием для продления проверки стала якобы невозможность установить местонахождение Дмитрия Грачева.

Примечательно, что несмотря на заявления девушки о том, что к ней применяли насилие и избивали, никто из работавших по ее обращению не назначил ей судебно-медицинскую экспертизу.

8 декабря 2017 года А. Грузнов вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, при этом саму Грачеву о результатах проверки никто не уведомил. 

Утром 11 декабря Дмитрий Грачев вывез Маргариту в лес, где длительное время издевался над ней, после чего отрубил кисти рук. Женщину доставили в поликлинику с диагнозом: ампутация обеих кистей рук и рубленая рана бедра.

Дело получило резонанс, у Маргариты появились адвокаты, выяснилось, что и мать пострадавший, и сама пострадавшая обращались в полицию за помощью и сообщали об угрозах, но правоохранители бездействовали. В конце декабря 2017 года, после проведенной служебной проверки несколько сотрудников полиции получили всего лишь предупреждения, а один – строгий выговор. Капитан полиции А. Грузнов и еще двое сотрудников полиции были уволены.

Год назад Центр защиты пострадавших от домашнего насилия и целый ряд правозащитных организаций, работающих с проблемой гендерного насилия,  обратились в МВД с предложением разработать специальные протоколы оценки и управления рисками при рассмотрении сообщений об угрозах насилия в семье, однако в МВД ответили, что российское законодательство и  так эффективно позволяет пресекать преступления в этой области. 

 Адвокат Мари Давтян рассказала,  подобные протоколы применяются во многих странах: «Внедрение этой практики в России позволило бы  лучше защищать пострадавших и помогало самим  полицейским корректно работать с подобного рода обращениями, а также оценивать риски повторения насилия и угрозу его летальности».

Правозащитница напомнила, что Европейский суд по правам человека уже поставил вопрос перед российскими  властями, как полиция оценивает возможные риски для пострадавших в результате ситуаций домашнего насилия.

Бездействие и халатность сотрудников полиции в делах о домашнем насилии приводит к повторным нападениям, избиениям, а порой и к убийствам. Но даже при активном участии пострадавших и качественном юридическом сопровождении, привлечь агрессора к уголовной или административной ответственности при совершенно халатном отношении к этой проблеме со стороны полиции очень сложно. В архиве Центра защиты пострадавших от домашнего насилия есть сотни дел, когда бездействие сотрудников полиции обжаловалось в прокуратуру и в итоге удавалось привлечь агрессоров к ответственности. Но на это уходит время. Время, которое для пострадавшей может стоить жизни.

Текст: Софья Русова

Иллюстрация Кира Пушкарева @kirapushkaryova

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp