fbpx

Эксперты опубликовали отчет о том, как живут адвокаты в «средней и малой России»

Научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Екатерина Ходжаева при поддержке Голоса адвоката подготовили аналитический доклад «Адвокаты в средней и малой» России: профессиональные возможности и рыночные ограничения. Доклад можно скачать тут.

В исследовании удалось осуществить независимый от адвокатских палат рекрутинг респондентов на основе многоступенчатой выборки.

Всего  в выборку для телефонного опроса были включены чуть менее 10 250 контактов адвокатов из 46 регионов — то есть каждый седьмой адвокат c действующим статусом из 74 595 (согласно актуальному реестру Минюста или каждый пятый адвокат, за исключением адвокатов из Чеченской республики, Республики Крым и Севастополя.

Авторы доклада отмечают, что исследование профессиональной ситуации адвокатуры в этих регионах должно быть проведено отдельно в силу специфики сложившегося в этих регионах правового поля.

Аналитический отчет представляет первое в России репрезентативное исследование адвокатов, проживающих и практикующих в средних и малых городах, а также в сельской местности. Исследование проведено при поддержке проекта «Голос адвоката», телефонный опрос адвокатов выполнен компанией Synopsis.Group.

В результате исследования сделаны следующие выводы:

Изучаемая часть адвокатуры оказалась сильно смещенной в сторону зрелых возрастов. Каждый пятый адвокат здесь — в пенсионном возрасте старше 60 лет. Молодежи до 30 лет в средней и малой России критично мало (тогда как в целом по стране молодежь составляет восьмую долю сообщества). Это можно объяснить тем, что большинство адвокатов приходит в адвокатуру уже с опытом.

В аппарате суда (а единицы — судьями) трудились до адвокатуры 17%. Бывшие правоохранители без опыта работы в судебной системе — это половина адвокатов из средней и малой России. Чаще всего опрошенные адвокаты имеют опыт работы в следственных органах: каждый третий в целом по выборке, а среди бывших правоохранителей — 70%.

Каждый пятый до прихода в адвокатуру уже практиковал право как профессиональный юрист, включая нотариат, и 15% — кто стал адвокатом сразу после вуза или поработав в неюридических сферах.

Для большей части бывших правоохранителей адвокатура — это вторичная занятость после достижения пенсии по выслуге лет. Потому это и самая возрастная группа, они же имеют и больший разрыв между юридическим и адвокатским стажем, чем все остальные.

В то же время переход из аппарата суда в адвокатуру происходит чаще после получения высшего образования и/или осознания слабых шансов на судейскую карьеру. Юристы, уже практикующие право, так же как и бывшие работники аппарата судов, рассматривают адвокатуру как продолжение карьеры и поэтому также в среднем моложе и в среднем быстрее становятся адвокатами после начала юридической карьеры, чем правоохранители. Рост числа бывших правоохранителей в адвокатуру заметен именно в 2010-е годы.

Адвокаты в средних и малых городах, а также в сельской местности практически пополам поделились на тех, кто получил заочное или очное образование (по 47%).

Очное образование получено у подавляющего большинства в дневной форме. Очевидно, профессиональный опыт связан с тем, как пришлось учиться: чаще всего юридическое образование заочно получали сотрудники аппарата суда и бывших сотрудников правоохранительных органов, не связанных со следствием и прокуратурой— 58−60%. Если принять, что при прочих равных лучшее по качеству образование — это полученное в классическом университете и в дневной форме, то оказывается, что среди адвокатов средней и малой России лучшее образование имеют те, кто работал в прокуратуре или изначально был нацелен на адвокатскую карьеру.

Адвокаты в нестоличных средних, малых городах и сельской местности чаще, чем их коллеги в целом по России, ведут свою деятельность индивидуально: в форме адвокатского кабинета работает 45% опрошенных из среднего нестоличного города, 52- 53% из малого города и сельской местности, тогда как в региональных столицах доля кабинетов приближена к общероссийской — 36%.

Несмотря на индивидуализированный характер работы практически все адвокаты, судя по опросу, так или иначе держат связь со своей палатой, отдалена от палаты примерно десятая часть. Обнаружены статистически значимые различия в коммуникации с палатами между столичными адвокатами и жителями нестоличных городов и прежде всего сельской местности.

Так, вероятность, что адвокат пропустит отчетно-выборное мероприятие палаты, связана с тем, проживает ли он или она в столичном городе своего региона. Если да — то такое мероприятие пропустит лишь каждый пятый. Из тех, кто живет в других населенных пунктах, включая сельскую местность, манкирует отчетно-выборными собраниями практически каждый второй.

С нарушениями собственных прав за последние два года не сталкивались двое из пяти адвокатов из средних, малых городов и сельской местности. Самым частым нарушением прав адвоката, которые указали двое из пяти, является отказ или неполное предоставление информации на адвокатский запрос. Практически каждый пятый адвокат указывает, что суды не уведомляли его о дате и времени заседания, предоставляли недостаточно времени на ознакомление с материалами дела, 17% встречали в разных инстанциях препятствия в доступе к подзащитному. Адвокатов-«дублеров» (когда суд или следствие приглашает в дело адвокатов по назначению, хотя в деле уже работает нанятый стороной защиты адвокат) встречал каждый восьмой. Еще 15% отметили, что бывали случаи нарушения конфиденциальности общения с подзащитным. Юридические способы воздействия против адвоката вроде бы принимались не так часто, как вышеперечисленное, но тем не менее 8% указали, что за последние два года их вызывали на допрос в качестве свидетеля по делу; 6% отметили, что на него или нее оказывалось давление путем взятия подписки о неразглашении. Насилие как способ давления указали 3%.

Адвокаты в средней и малой России разделились на тех, кто ощущает конкуренцию (трое из пяти — 59,5%), и тех, кто ее не ощущает (35,6%). Меньше всего ощущают конкуренцию те, которые уже находятся в пенсионном возрасте, а также проживающие в малых и средних городах. Место жительства также определяет и характер клиентуры. В сельской местности в два раза реже, чем в других типах населенных пунктов, есть возможность работать с постоянной клиентурой.

Локдаун в связи с распространением новой коронавирусной инфекции, по мнению трех из пяти адвокатов (58%), сократил нагрузку по средним оценкам на 44%.

В среднем, без учета локдауна, адвокаты ведут около 100 дел в год. Для адвоката средней и малой России практика по уголовным делам практически обязательна — лишь менее 12% не ведут уголовных дел, в структуре же средней нагрузки на уголовные дела приходится три пятых всего объема дел. Большинство адвокатов берется и за гражданские, и административные дела в судах общей юрисдикции: их ведут три четверти и две трети изучаемого сообщества. Однако по числу дел в нагрузке гражданские дела в СОЮ занимают лишь треть, а административные — меньше пятой доли; 43% респондентов участвуют в гражданских арбитражных спорах, 14% — в административных делах в арбитраже. Ярко выраженную специализацию на какой-либо категории дел могут позволить себе единицы.

Ожидаемо, что профессиональный опыт, предшествующий адвокатуре, связан с тем, будет ли у адвоката доля уголовных дел в практике выше. Так, бывшие правоохранители и те адвокаты, которые пришли в профессию сразу после вуза или из неюридических сфер, имеют в нагрузке статистически значимо бо́льшую долю уголовных дел, чем те, кто пришел из коммерческой сферы или нотариата.

Почти все опрошенные так или иначе участвуют в уголовных делах по назначению: лишь 14,5% респондентов ответили, что у них нет такого опыта. По графику работы или электронной системе от адвокатской палаты в назначение вступают подавляющее большинство тех, кто участвует в работе по назначению, — 87%. Тем не менее каждый десятый адвокат, работающий по ст. 51 УПК РФ, вступает в дело в обход правил ФПА РФ, по приглашению суда.

Адвокатура в средних, малых городах и в сельской местности, в среднем относится к стороне обвинения, судам и правоохранительным органам сдержанно: качество расследования уголовных дел больше половины характеризуют как среднее, а частые нарушения прав подзащитных со стороны судов и правоохранительных органов отмечают немногие. Однако и совсем лояльных адвокатов, которые исключительно положительно характеризуют контрагентов в уголовной практике — тоже не много (не более восьмой доли).


Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp