fbpx

Четыре месяца в СИЗО: фотомодели Лилии Судаковой отказывают в домашнем аресте

Фотомодель и фотограф Лилия Судакова, оборонявшаяся при нападении мужа, находится в СИЗО уже четыре месяца: в декабре Дзержинский районный суд Санкт-Петербурга вынес в отношении девушки постановление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу на два месяца. Сроки содержания под стражей неоднократно продлевались.

Напомним,  в конце ноября 2020 года в Санкт-Петербурге Лилия Судакова нанесла удар ножом своему мужу. Потерпевшего доставили в больницу, где он умер. Позднее женщине было предъявлено обвинение за умышленное причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть человека (ч. 4 ст. 111 УК РФ). По словам Лилии, ее муж вел себя неадекватно и угрожал ей. 

26 февраля состоялось очередное судебное заседание по продлению сроков содержания Лилии Судаковой под стражей. Адвокат Ольга Карачёва, которую привлек для защиты девушки Центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских НПО, рассказала, что судья постановил продлить срок содержания под стражей на один месяц, но при этом указал, что до 28 февраля.

“Когда  1 марта  я пришла в СИЗО, чтобы потребовать освобождения Лилии, мне сообщили, что на самом деле срок содержания под стражей был продлён на два месяца, то есть до 29 апреля 2021 года, сославшись на второе постановление судьи. Оказалось, что после судебного заседания по продлению срока, судья вынес новое постановление, но уже без вызова сторон” – уточнила адвокат. 

Судья указал, что в постановлении о продлении срока содержания под стражей “ошибочно указано о принятии судом решения о продлении срока содержания Судаковой под стражей на месяц, то есть по 28 февраля, тогда как в действительности судом было удовлетворено ходатайство следователя о продлении срока содержания Лилии под стражей на два  месяца, до 29 апреля”.  

Адвокат считает, что постановление не основано на процессуальном законе и вынесено вне судебного заседания: “Допущенное исправление, а именно существенное изменение срока содержания под стражей, не может приравниваться к технической ошибке. Нет ни одной процессуальной гарантии, которая бы позволила нам проверить, какие именно сроки в действительности судья хотел удовлетворить изначально, если в ходе открытого судебного заседания им были оглашены устно и зафиксированы письменно в резолютивной части постановления конкретные сроки содержания под стражей. Также судья не разъяснил возможность обжалования такого постановления”. 

Доводы, которые заявлялись при продлении срока, не имеют под собой никаких доказательств, уточняет адвокат.  “Следователь и суд ссылаются лишь на общие и абстрактные формулировки. Так, следствие ссылается на то, что Судакова может сбежать, потому что имеет регистрацию в другом регионе, а в Санкт- Петербурге у неё нет постоянного места жительства. При этом ещё в декабре мы предоставили следователю документы, подтверждающие наличие у Лили места жительства в Санкт-Петербурге  и возможность быть зарегистрированной по адресу проживания. Также мы предоставили все необходимые финансовые гарантии, подтверждающие наличие у Лилии достаточного дохода, в связи с чем не может быть никаких оснований полагать, что она якобы может совершить какое-то корыстное преступление, как утверждает следователь. 

Более того, Лиля никогда до этого не привлекалась к уголовной ответственности.  Ситуация напоминает замкнутый круг – следователь заявляет, что обвиняемая может скрыться от следствия и суда и продолжить заниматься преступной деятельностью, ссылаясь  на отсутствие места жительства в регионе и якобы источника дохода, защита представляет доказательства, опровергающие эти доводы, на что суд отвечает одной фразой, что представленные доказательства ничего не гарантируют. Однако обоснований своему доводу суд не приводит, что лишает обвиняемую понимания того, по какой же всё-таки причине она продолжает оставаться под стражей, а значит и возможности эффективной защиты”. 

1 марта Ольга  Карачёва подала апелляционную жалобу  на оба постановления судьи, так как не видит  законных оснований содержания  Лилии под стражей. Несмотря на то, что апелляционная жалоба была зарегистрирована ещё 1 марта, материалы дела были сданы судьёй в канцелярию только 10 марта, спустя 12 суток с момента вынесения постановления о продлении срока, когда действующее законодательство предусматривает незамедлительное направление материалов дела в суд апелляционной инстанции. 

Судебное заседание по рассмотрению жалобы назначено в Санкт-Петербургском городском суде на 30 марта.

Поделиться:

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp