Людмила Петина: Гендерное равенство как политический процесс

Naviny.by

В последнее время наблюдается возросший интерес к гендерной проблематике. Причин тому несколько — консолидация гражданского общества вокруг Национальной гендерной платформы (НГП), а также реализация ряда крупных международных проектов, в том числе ООН, направленных на предотвращение насилия в семье и достижение гендерного равенства. Международные проекты предоставили Беларуси значительные ресурсы на решение гендерных проблем и дали возможность для взаимодействия гражданского общества и государственных структур.

Ресурсы для решения гендерных проблем пришли в Беларусь благодаря усилиям неправительственных организаций, которые на протяжении многих лет старались привлечь внимание на международном уровне к острым социальным проблемам, таким как насилие в семье, дискриминация женщин на рынке труда, и указывали на попустительство государства и нежелание принимать адекватные меры.

Эти проблемы были обозначены во многих международных исследованиях и в альтернативных отчетах для Комитета ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин (CEDAW). Комитет CEDAW в рекомендациях для Беларуси неоднократно призывал правительство следовать своим международным обязательствам и принимать системные меры для предотвращения домашнего насилия и для обеспечения не только формального, но и реального равенства полов.

Так, в 2011 г. Комитет CEDAW рекомендовал правительству Беларуси ускорить принятие закона «О предупреждении и пресечении насилия в семье», а также рассмотреть вопрос о принятии закона о гендерном равенстве, содержащем механизмы защиты прав женщин в экономической, общественной и частной жизни. Эти рекомендации нашли отражение в Национальном плане действий по обеспечению гендерного равенства на 2011-2015 гг.

Для гражданского общества, в первую очередь организаций, работающих с гендерными проблемами, этот период стал ожиданием позитивных перемен. Оправдались ли эти ожидания? Произошли ли серьезные изменения за эти годы? Попробуем ответить на эти вопросы.

Если говорить о гражданском обществе, то это было не просто ожидание, а продуманная стратегия действий и активная консолидированная работа ряда общественных объединений, политических партий и демократических профсоюзов. Результатом этой работы стали проекты двух специальных гендерных законов — «О предупреждении и пресечении насилия в семье» и «О равных правах и равных возможностях женщин и мужчин», а также широкая общественная информационная кампания, направленная на продвижение гендерного законодательства.

На государственном уровне ожидаемых качественных изменений пока не произошло ни на уровне законодательства, ни в институциональной сфере. Беларусь — одна из последних европейских стран, где все еще нет специального закона о противодействии домашнему насилию, несмотря на его возрастающие масштабы. По данным социологического исследования, проведенного в 2014 году, каждая третья женщина подвергалась физическому, каждая пятая — сексуальному насилию в семье.

В последнее время были предприняты определенные позитивные шаги по изменению законодательной базы, но специальный закон не принят до сих пор. Озвученное в конце прошлого года намерение правительства проработать концепцию законопроекта по противодействию домашнему насилию приветствуется общественными организациями. Но хочу напомнить, что еще в 2013 г. в Министерство внутренних дел и в Министерство труда и соцзащиты, которым сейчас поручена разработка концепции, был направлен законопроект «О профилактике, пресечении и защите от насилия в семье», подготовленный экспертной группой от организаций-подписантов НГП и сети по противодействию насилию.

Этот законопроект может стать качественной основой для разработки концепции. Важно только, чтобы этот процесс не остался на уровне намерений, ибо история продвижения специального закона в Беларуси по предотвращению насилия насчитывает уже более 15 лет.

Что касается процесса достижения гендерного равенства, то и здесь до сих пор правительство не имеет ясной и четкой концепции. Возможно, это связано с тем, что Беларусь занимает довольно высокую позицию в мировом рейтинге по гендерному равенству, который определяется уровнем образования женщин, степенью вовлечения их на рынок труда и количеством женщин в парламенте.

В этом и состоит парадокс гендерной ситуации в Беларуси. Да, действительно, женская социальная группа в Беларуси очень качественная: среди работников с высшим образованием 60,4% составляют женщины и лишь 39,6% — мужчины, среди специалистов женщины составляют 74,2%, мужчины лишь — 25,8%, да и женщин на рынке труда больше, чем мужчин.

Но, с другой стороны, женщины являются объектом гендерной дискриминации, которая проявляется во всех сферах жизни и прежде всего в такой социально важной и чувствительной сфере, как занятость и экономические отношения.

Так, на рынке труда в Беларуси сохраняется вертикальная и горизонтальная гендерная сегрегация с неравномерным распределением мужчин и женщин по всем отраслям экономики и профессиям, а также по позициям в должностной иерархии.

Горизонтальная сегрегация — это сосредоточение женщин в отраслях с низким уровнем оплаты труда (здравоохранение, образование, социальное обслуживание и т.д.). Низкие заработки в этих сферах вынуждают женщин работать на полторы, а иногда и на две ставки, однако эта ситуация не находит отражения в официальной статистике, так как размер средней зарплаты рассчитывается как фактический доход работника, что маскирует эксплуатацию и дискриминацию на рынке труда.

Серьезной проблемой для женщин продолжает оставаться и трудоустройство, где при приеме на работу и сокращении сотрудников женщины более уязвимы. А ведь экономическая безопасность семьи сегодня в Беларуси в большей степени зависит от доходов женщины. Личное благосостояние женщин, их детей, семьи, находится в прямой зависимости от доходов женщин, многие из них являются единственными кормильцами в семье.

По данным официальной статистики, зарплата женщин составляет 74,5% от зарплаты мужчин. Но согласно независимым экспертным оценкам, средний доход женщин значительно ниже, так как женщины получают средства из различных поощрительных фондов значительно реже и меньше, чем мужчины, а важным фактором формирования дохода являются коэффициенты и надбавки к основной заработной плате, которые субъективно определяет наниматель в пользу «мужчины, как кормильца семьи».

Низкие доходы при равных затратах рабочего времени и неоплачиваемый домашний труд продуцирует женскую бедность. По данным исследований, около 54% взрослых работающих женщин не имеют достаточных средств на покрытие базовых нужд, таких, как питание, лекарства, средства гигиены, обновление одежды и обуви, организация отдыха и оздоровление детей.

Высокий уровень образования не гарантирует в полной мере работающим женщинам-специалистам перспектив должностного роста. Существование гендерных стереотипов на рынке труда и отсутствие демократических процедур при назначении на должности приводит к вертикальной сегрегации или т.н. «стеклянному потолку».

Белорусские женщины широко представлены только на средних ступенях служебной иерархии, однако их представительство в верхних эшелонах власти, а во многих отраслях экономики и на верхних ступенях служебной иерархии, является незначительным. А в последнее десятилетие обозначились тенденции вытеснения женщин с высоких управленческих позиций.

Это особенно ярко выражено в сфере принятия решений, где женщин практически нет. Их нет в руководстве Администрации президента, в президиуме Совета министров, их ничтожно мало даже в руководстве феминизированных отраслей. Так, например, в здравоохранении, где женщин-работников 85,3%, руководителями являются только 4,4% женщин, в образовании соответственно: работающих женщин 82,3%, а руководителей только 7,1%. Если говорить о бизнесе, то в руководстве крупных компаний женщин тоже ничтожно мало.

Что это значит? Только то, что универсальный жизненный опыт, разнообразные профессиональные знания женщин не используются эффективно, что женщины не участвуют в разработке стратегий развития общества, не распоряжаются ресурсами страны и не имеют контроля над их использованием. Нужды и чаяния женщин, их проблемы не обсуждаются.

Это также означает, что на решение существующих социальных проблем и формирование новой гендерной ситуации не выделяется адекватных ресурсов. Все остается на уровне инициатив гражданского общества и международных организаций, которых, к сожалению, недостаточно для изменения ситуации.

Гендерное неравенство в нашей стране носит структурный и системный характер. Поэтому достижение гендерного равенства следует рассматривать как политический процесс, а он напрямую зависит от основных координат политической системы страны. Гендерное равенство не достижимо только количественным балансом мужчин и женщин, так как оно является составной частью системы прав человека, которую нужно постоянно защищать и укреплять, развивая процесс его переосмысления и переоценки.

В Беларуси права человека и демократические ценности пока не являются приоритетом государственной политики. Поэтому и формирование гендерной политики происходит в большей степени формально, без целевого выделения бюджетных ресурсов, необходимых для выработки и осуществления специальных программ и научно-исследовательской работы, без привлечения в должной степени руководителей и должностных лиц всех уровней законодательной и исполнительной власти.

Актуальным и эффективным шагом решения гендерных проблем могло бы стать принятие специального закона «О равных правах и равных возможностях женщин и мужчин». Однако принятие такого закона, по мнению чиновников Национального центра законодательства и правовых исследований РБ, является «нецелесообразным» и несвоевременным. А ведь за этой лукавой формулировкой «нецелесообразно» остаются нерешенные социальные проблемы и не предоставленные государством возможности для огромного количества белорусских женщин.

Для реального достижения гендерного равенства на уровне государства необходимо провести структурные экономические и политические реформы.

Для решения гендерной ситуации необходимо создать институт Уполномоченного по гендерным вопросам, усилить национальные механизмы и институализировать решение всех гендерных проблем, внедрить специальные курсы для лиц, ответственных за проведение гендерной политики; создать систему гендерного просвещения для государственных служащих всех уровней, депутатов Парламента, работников средств массовой информации.

На скорость достижения гендерного равенства в Беларуси влияет и ее геополитический выбор. Укоренение в пространство Таможенного союза, ставшее основным политическим вектором последних лет, свело на нет евроинтеграционные процессы. А выбор геополитического вектора предопределяет разные парадигмы развития страны, в том числе напрямую влияет и на гендерную политику государства.

Восточный вектор — это усиление роли государства, контроль над обществом, отсутствие открытой публичной политики, прозрачности в принятии решений и распределении государственных ресурсов, и как следствие — усиление патриархатных стереотипов и патернализма власти, сохраняющий в общественном сознании синдром необходимости «сильной руки».

Западный вектор — это лучшие практики стран ЕС в решении гендерных проблем, прогрессивное институциональное и правовое наполнение гендерной политики, высокий приоритет гендерной проблематики во всех сферах жизни: политической, экономической и социальной.

В преддверии кампании по выборам президента Республики Беларусь нам следует оценивать гендерную политику как с точки зрения ее эффективности, так и упущенных возможностей модернизации и дальнейших перспектив развития белорусского общества.

БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА:

Людмила Петина. Родилась в 1950 году. Окончила Белорусский государственный университет по специальности «географ». В советское время работала профессиональным экскурсоводом, потом организовала частную туристическую фирму «Сусвет-тур», была ее директором. До 2005 г. — директор Женского образовательно-консультационного центра. Член политсовета ОГП. Сопредседатель ОО «Женское независимое демократическое движение». Член Национального совета по гендерной политике при Совете министров, координатор Национальной гендерной платформы. Принимала участие в разработке и реализации более 20 проектов, направленных на продвижение гендерного равенства, повышение роли женщин в общественной, политической и экономической жизни. В 2003 и 2010 годах участвовала в подготовке альтернативных (теневых) отчетов о выполнении Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин в Беларуси. Представила эти отчеты в ООН на 30-й и 48-й сессиях Комитета CEDAW.