Глава НПО о том, как "Женщины Дона" стали в РФ "иноагентами"

Участник демонстрации в Санкт-Петербурге с надписью иностранный агент

DW

Глава НПО "Женщины Дона", признанного в РФ "иностранным агентом", Валентина Череватенко рассказала DW о возбужденном против нее уголовном деле и отношении к конфликту РФ и Украины.

В реестр "иностранных агентов" российский Минюст занес уже десятки неправительственных организаций. Но уголовное дело в соответствии с принятым пять лет назад законом заведено пока только одно - против председателя координационного совета правозащитной организации "Женщины Дона" Валентины Череватенко. Ей грозит наказание сроком до двух лет лишения свободы. В интервью DW Череватенко рассказала, чем, с ее точки зрения, "Женщины Дона" прогневали российские власти, и поблагодарила западных политиков за поддержку. 

Deutsche Welle: Госпожа Череватенко, вам уже предъявили официальное обвинение?

Валентина Череватенко: Пока меня ознакомили только с постановлением об изменении моего статуса. До 2 июня я была подозреваемой, а теперь я стала обвиняемой.

- Чем не угодили "Женщины Дона" российской власти?

Валентина Череватенко

Валентина Череватенко

- Это сложно сказать. У российской власти постоянно меняется точка зрения на деятельность неправительственных организаций, в том числе и "Женщин Дона". Мы работаем уже 20 лет в разных сферах общественной деятельности и до поры до времени нам не делали никаких замечаний. Но вот после вступления в силу закона об "иностранных агентах" стало понятно, что какой бы деятельностью ты ни занимался, она будет квалифицирована как политическая. Даже мусор на улице убирать - тоже политическая деятельность. Вот и "Женщины Дона", занимаясь тем же самым, что и раньше, оказались с таким статусом.

- А чем именно вы занимались?

- Союз "Женщины Дона" проводил круглые столы и семинары по реформе милиции, которая в тот момент становилась полицией, обсуждалась "дорожная карта" МВД. Мы занимались обычной общественной деятельностью, но все равно оказались в реестре иностранных агентов.

- Но что-то должно было произойти? Что, по вашему мнению, побудило власти вами заняться?

- Я думаю, что все это - только вершина айсберга. Речь идет о попытке сделать людей более послушными, заставить нас постоянно оглядываться. Союз "Женщины Дона" и Фонд "Женщины Дона" одним из основных своих направлений сделали миротворчество. Мы видим свою задачу в налаживании диалога, в предотвращении и разрешении конфликтов, помощь пострадавшим в вооруженных столкновениях людям. Так было, например, во время чеченских событий. Мы работали и на Северном и на Южном Кавказе. А сегодня "Женщины Дона" стараются развивать диалог с Украиной, с украинскими общественными деятелями для того, чтобы минимизировать последствия конфликта и разрыв между нашими народами.

- А какую позицию занимают "Женщины Дона" в этом конфликте между Россией и Украиной?

- Мы против войны. Мы выступаем за то, чтобы все проблемы и вопросы решались мирными средствами, путем переговоров и диалога. Мы считаем, что добрососедство - это самый лучший выход из всех трудных положений.

- Может быть, именно такая позиция не устраивает российские власти?

- Хотелось бы, чтобы это было не так. Но к сожалению, у меня нет твердой убежденности, что это и в самом деле не так.

- Что на практике делают "Женщины Дона" во имя мирного разрешения российско-украинского конфликта?

- Начиная с 2015 года, мы стали инициировать встречи специалистов помогающих профессий. У нас большой опыт в этой области. Мы также проводим встречи, организуем диалог между женщинами - активистками с Украины и из России. Проходят также встречи между людьми, живущими в зоне конфликта, или выехавшими оттуда в Россию или на Украину. В этот диалог включены женщины, которые работают с такими людьми в обеих странах. К сожалению, собственных средств на такую работу у "Женщин Дона" нет, поэтому мы только помогаем тем организациям, имеющим соответствующее финансирование, получающим деньги, в том числе из Германии и Швейцарии. С этими организациями мы давно сотрудничаем и можем им доверять.

- Некоторые западные политики, в частности, уполномоченный правительства ФРГ по межобщественному сотрудничеству с Россией Гернот Эрлер (Gernot Erler), выступили в вашу защиту, считая заведенное на вас уголовное делонесоразмерной мерой. Такая поддержка вам помогает или наоборот усугубляет ваш конфликт с российской властью?

 

- Во-первых, я очень признательна людям, которые, скорее всего, мало меня знают, но все равно поддерживают. А, во-вторых, в моей ситуации хуже уже быть не может. Я все-таки рассчитываю, что такие заявления - это очень важная для меня поддержка и помощь.

- Как вы думаете, что будет с вами дальше?

- Думаю, что мое дело будет передано в суд.

- И что вам грозит?

- Статья 330 прим. 1 предусматривает срок лишения свободы до двух лет.

- Тем самым будет создан прецедент, чтобы другим неповадно было?

- Может быть и так. В чем я почти уверена, так это в том, что инициировавшие этот процесс люди не ожидали такого резонанса, который это дело получило. Никто из них не думал, что "Женщины Дона" - это не маленькая организация в маленьком региональном городе, а организация, известная и в стране, и в мире. Я в ноги кланяюсь людям, которые помнят о нас, знают нас и поддерживают. "Женщины Дона" - и организация, и фонд - приняли решение продолжать свою работу, продолжать заниматься защитой прав человека, прав женщин, прав ребенка и отстаивать эти права на всех уровнях.