«Железный треугольник» Марса на российских выборах

Сайт РОДП ЯБЛОКО

Гендерное равенство как политическое требование

Посмотрим, что 14 наших зарегистрированных на выборах в Государственную Думу партий предлагают для ликвидации дискриминации женщин. Излишне говорить, что мощная волна продвижения женщин на ключевые государственные посты – от Ангелы Меркель в Германии, Терезы Мэй в Великобритании и вероятного первого президента США – женщины – Хиллари Клинтон – следствие более, чем вековой активной борьбы за гендерное равенство.  Начали  в конце XIX века суфражистки, которые, несмотря на аресты и избиения,  сначала  - в Австралии, потом - Европе и Америке, да и в России боролись за равное с мужчинами право – голосовать на выборах. Вторая, послевоенная волна женского движения привела их в политику. Наконец, ощутимый прорыв: введение квот в политике и бизнесе, обамовское, да и не только его: «я – феминист»  феномен уже  ХХI века, когда гендерное равенство было провозглашено целью ООН Третьего тысячелетия.

 

Тема  генедерного равенства в российских партиях

В наших палестинах в условиях консервативного поворота с этим делом сложновато, хотя в СМИ все же начали поговаривать  о малом представительстве женщин во власти, семейном насилии, феминизации бедности и т.д.

Что же партии предлагают в своих избирательных программах для ликвидации очевидного гендерного неравенства в нашей стране? НИЧЕГО. За одним исключением, о нем – ниже. Для партий нет не только темы дискриминации и гендерного равенства, в большинстве программ граждане России – бесполые существа, размножающиеся, видимо, вегетативно: женщины вообще не упоминаются. Это касается и парламентских, и непарламентских и – реальных и политтехнологических и – лояльных и – заявляющих свою оппозиционность партий – участниц выборов. В лучшем случае мы находим рецепты по улучшению демографии и меры поддержки семьи. Нередко они могут вызвать приступ ярости у гендерно продвинутых граждан. Вот, например, ЛДПР предлагает платить 200 000 рублей за отказ от аборта, при этом государство должно гарантировать обеспечение  ребенка. Наоборот, приближается в одном из предложений к принципам равенства в семейных ролях «Родина», предлагая поддерживать всех одиноких родителей, не только матерей, но и отцов.

Казалось бы, эта тема должна присутствовать в программах партий, называющих себя демократическими или европейскими. Но нет: ничего в программах  ПАРНАСа, Партии Роста, Гражданской силы и Гражданской платформы мы не находим. Парадоксальным образом даже в программе Российской экологической партии «Зеленые» нет ни слова о женщинах и генедерном равенстве, хотя присутствует, например, раздел «молодежная политика». А ведь именно зеленые партии  уже давно практикуют принцип «молнии»: чередование мужчин и женщин в списках и обязательное наличие в партиях двух сопредседателей: женщины и мужчины.

Единственная партия, в программе  которой  есть раздел «Гендерное равенство» - партия ЯБЛОКО. Учитывая, что наша партия – опять же единственная, в которой есть Гендерная фракция. Даже с «обрезаниями» и смягчениями формулировок, которыми подверглись предложения фракции при редакции,  и – итоговыми неточностями, программа выглядит для отечественных реалий вполне прилично,  упоминаются и социально-трудовые и семейные права.  К сожалению, за бортом осталось важнейшее требование – принятия законов о государственных гарантиях гендерного равенства и семейном насилии, не говоря уже о введении квот. Все эти требования давно сформулированы женским сообществом.

Женщины в избирательных списках

А что с представительством женщин в списках партий? Напомню, европейская норма – минимум четверть, желательно приближение к половине.

Начнем с парламентских.

В «Единой России» одна женщина в центральной десятке и 20% во всем списке. Видимо, вопрос продвижения женщин в партии все-таки в повестке  дня, хотя и далеко не на первом месте.

Традиционно мужские – списки коммунистов и ЛДПР.  В КПРФ –одна в десятке, но в целом женщин только 12%. ЛДПР не нашла ни одной достойной среди десяти и тоже – 12%.

В Справедливой России  центральная часть – один, лично Миронов,  и 17% в списках.

А что  - в лояльных власти непарламентских партиях? «Патриоты России» - 2 из десятки и 12%. «Партия Роста» - две из десятки, 19%. Российская партия пенсионеров за справедливость 4 из десятки, 29%.

У политтехнологических партийных проектов и партий- спойлеров картина следующая: у «Гражданской силы» - ни одной в десятке, но 42% в списке; у «Гражданской платформы» ни одной в тройке и 23%, у Российской экологической партии «Зеленые» - одна из четверки и 32%.

Особняком по своему типу стоит партия «Коммунисты России», оппозиционная, но одновременно – выполняющая спойлерские функции в отношении КПРФ: одна из десятки и 19%.

В оппозиционном ПАРНАСе – ни одной в тройке и 18%.

Чем меньше шансов на победу, тем больше в списках женщин. Это универсальное правило, которое действовало в Европе еще лет двадцать назад, актуально у нас и сейчас. Это – т.н. правило или «измерение Марса» (Mars dimenstion), базирующееся на конкурентности и суровом законе, в отличие от «измерения Венеры», основанном на мягкой силе и инклюзии.

В первом случае работает т.н. «железный треугольник»: политики – бизнесмены - бюрократы. Другими словами, где деньги и власть, там доминируют мужчины. Европейские женщины – политики поставили задачу заменить его на «бархатный треугольник». Но нам еще даже до постановки такой задачи далеко.

 Даже в ЯБЛОКЕ – всего две женщины в десятке и 17% - в списке. Это – парадокс. Единственная партия с гендерной частью программы и гендерной фракцией отстает не только от «Единой России», но и от других оппозиционных партий, не говоря о спойлерах. Остается надеяться, что наша партия в будущем будет использовать свое конкурентное преимущество в области борьбы за гендерное равенство и выдвигать в списках и в округах больше женщин, стремясь хотя бы к трети от всего списка.