Стриптиз - не «такая же работа»

Наталья Биттен

По сообщениям СМИ, в Москве на первой конференции владельцы стриптиз-клубов решили создать Ассоциацию  и запустить программы лояльности клиентов. По официальным данным, в России под вывеской «стриптиз» действуют 285 клубов, из них 42 – в Москве. Поводом к объединению заявлен спад посещаемости – на треть за три месяца (По данным BFM.RU). В числе информационных спонсоров мероприятия фигурируют РБК, «Комсомольская правда», РЕН-ТВ и проч.

По итогам конференции разработаны и переданы для регистрации в Министерство Юстиции РФ Устав и Учредительные документы Ассоциации.
Организаторы конференции пытаются публично отмежеваться от устоявшегося представления о стрип-клубах как о завуалированных публичных домах. Однако в представленной на сайте конференции презентации заявлены и такие цели, как борьба «внутренними рисками» в виде «недобросовестной конкуренции борделей». Это дает повод предполагать, что Ассоциация стриптиз-клубов пополнит пул лоббистов легализации проституции и развития секс-индустрии (порнография, проституирование женщин, траффикинг). 

Также хотелось бы предостеречь общественность от иллюзий, связанных с попытками улучшить имидж стриптиз-клубов. Исследования, посвященные проблемам сексуальной эксплуатации и работорговли, в частности по опыту стран СНГ как экспортеров «живого товара» и принимающих стран (Евросоюз и США, где стриптиз развивается бурными темпами), недвусмысленно демонстрируют роль таких заведений как неотъемлемой части криминального бизнеса. Зачастую, стриптиз является местом, куда клиенты отправляются за живым товаром, а владельцы задействованы в криминальных схемах, где объявления о трудоустройстве женщин в качестве танцовщиц или официанток заканчиваются для последних сексуальным рабством.

В соответствии с номами международного права, торговля женщинами и их сексуальностью являются не только формами проявления насилия, но и нарушением фундаментальных прав человека. Рассматривать данный феномен и формы борьбы с ним необходимо именно в этом контексте.

МНЕНИЕ

Московские стриптиз-клубы забеспокоились о доходах — и вот новость перепечатывают, комментируют, обсуждая экономическую целесообразность затеи. Причем никого не смущает сам факт легального существования этих заведений (особенно в государстве, где из каждого утюга звенят про «духовность и мораль»). Но даже если не задумываться о том, что происходит за закрытыми дверями комнат для приватных танцев, мы все равно не можем рассматривать стриптиз-клуб как уважаемое предприятие сферы услуг.
Ни проституция, ни стриптиз, ни порнография, ни самая мягкая эротика в глянцевых журналах не имеют права считаться бизнесом и «такой же работой», поскольку они строятся на объективации, унижении человеческого достоинства и эксплуатации живых людей. Тем не менее новости о сомнительных антикризисных мерах подаются в таком невинно-деловом тоне, словно использование женщин в качестве сексуальных игрушек уже ни у кого не вызывает вопросов, осталось только решить, как бы эту насущную «потребность» продолжать удовлетворять в кризис.

Юлия Хасанова, радикальная феминистка.

Фотография: Семен Кац