Сексизм по воскресеньям, революция по четвергам?

РСД

Автор поэтических текстов и активистка РСД Галина Рымбу – о так называемом «погроме» на презентации сексистской книги Виса Виталиса в московском книжном магазине «Циолковский» и о реакции на него некоторых прогрессивных интеллектуалов.

 До этой презентации я не знала ничего как о коллективе радиальных феминисток «Фембэнд», так и о периодически происходящих в «Циолковском» мероприятиях правого толка, и о том, что хозяин этого книжного магазина давно славится нетерпимостью к феминизму. Можно сказать, что я открыла для себя Америку. Я являюсь сторонницей российского феминистского движения, которое находится еще только в стадии становления и уязвимо как извне - для ультрадомостроевской провластной пропаганды, так и изнутри – для тех скрытых антифеминистских, сексистских и женоненавистнических взглядов, которые присутствуют внутри оппозиционного лагеря (в особенности – среди несистемных правых, а также в среде молодых сталинистов и просто фриков, почему-то называющих себя левыми).

В такой ситуации я терпимо отношусь ко всем течениям феминизма и ко всем – даже, на первый взгляд, самым наивным - феминистским практикам. Я считаю, что публичная поддержка феминистского движения, борьба с женоненавистничеством, патриархальным насилием и ультрадомостроем, а, соответственно, – и со всеми текущими формами их пропаганды -  является неотъемлемой частью жизни и позиции любого независимого публичного интеллектуала.

Особенно эффективна такая борьба на уровне институций – медиа, независимых культурных площадок, книжных магазинов, кураторских проектов, выставок и т.д. Потому что сегодня мы все находимся уже не в ситуации конкурентного и субкультурного нишевого залегания, а в ситуации, когда надо либо покидать телегу, несомую бешеными лошадьми к обрыву, либо бороться здесь, бороться внутри культуры и всеми силами пытаться это бешеное движение к пропасти остановить. И я предпочитаю второе.

Итак, что на наш взгляд произошло 17 апреля в «Циолковском»? Книжный магазин «Циолковский» выступил организатором презентации серии откровенно женоненавистнических книг Виса Виталиса «Женщина – где у нее кнопка», «Женщина – бери и пользуйся», «Женщина – разделяй и властвуй». Познакомиться с одной из этих книг я вынужденно решила несколько раньше. Было это зимой в одном из самых хороших питерских букинистических магазинов. Книжка была выставлена на самое видное место на полке «Психология». Пролистав ее, я подошла к продавцу – крепкому спокойному парню и предложила убрать ее с витрины. На что он, явно изумившись, ответил: «Почему это? Книжка не запрещена. Никакого экстремизма в ней нет, ненависть и рознь не разжигает». На что я ответила: «А почему вы думаете, что по отношению к мигрантам и людям, отличной от тебя национальности разжигать рознь можно, а по отношению к половине населения земного шара – женщинам -  нельзя? Слишком абсурдный масштаб разжигания, который не укладывается у вас в голове? Так масштабные замыслы вообще характерны для фашизма как такового». Продавец промолчал, но книжку на полку поставить при мне не решился. Не знаю, что там с ней сейчас. Купил ли ее кто-нибудь и тренируется на своей жене или девушке, осваивая формы насилия и подчинения, предлагаемые в этой книге, и к чему приводят эти тренировки.

И, конечно, я была неприятно удивлена, узнав о том, что презентация этих книг будет в «Циолковском». Мне казалось, что работающие там активисты и интеллектуалы должны протестовать против этого, даже если презентация была организована по договоренности с кем-то из сотрудников. Но, судя по всему, презентацию организовал лично хозяин магазинаМаксим Сурков. Я этого не знала. Но уже после того, как частично сорванная участницами «Фембэнда» и независимыми феминистскими активистками презентация прошла, Алексей Цветков написал пост на Фэйсбуке со своим видением ситуации. В нем он указывает на принципиальное отличие книжного магазина от политической институции, а также на не нарушаемые постулаты горизонтальной организации мероприятий в книжном магазине «Циолковский». Любой, работающий там, по словам Цветкова, может провести любое политическое мероприятие. То есть речь о политике все-таки идет, и она в рамках «Циолковского» может быть любая – да, и фашистская, да, и расистская, да, и почвенническая, если среди сотрудников магазина есть фашисты, расисты и почвенники. Работа ведь нужна всем. Сегодня «Женщина – бери и пользуйся», а завтра показ феминистского кино. Вот это и есть, по мнению Цветкова, политический плюрализм. И любой, кто решится протестовать против подобной позиции, и как-то публично бойкотировать книжный будет восприниматься так: «Любую попытку давления на нас извне мы будем воспринимать как попытку внешней гегемонии. Попытку недопустимую и непродуктивную».

По мне же, пока есть такое представление о политическом плюрализме, мы не сдвинемся с мертвой катастрофической точки, в которой блокируется любое освободительное политическое движение. Кто-то сочтет мою отсылку к Франкфуртской школе слишком немодной и устаревшей. Но, тем не менее, мне она здесь, в России, в 2016 году кажется чрезвычайно важной. Я хочу вспомнить о логике раздвоения «прогресса», к которой обращались Теодор Адорно и Макс Хоркхаймер.

Согласно этой логике правые идеологии и антипрогрессизм – тоже результат прогресса, следствие его исторического движения, укорененного в конкретных исторических и политических обстоятельствах. Он неотделим от прогресса, это момент неминуемый, но его можно и должно преодолевать. Культура и теория – одна из передовых зон этой борьбы с антипрогрессизмом. Прогресс можно и нужно критиковать, но не так, как это делает в текущем посте Алексей Цветков – за «сомнительные формы демократии». А для максимального высвобождения всех его эмансипаторных потенциалов. Патриархат, гомофобия, социальное угнетение, фашизм и расизм должны быть уничтожены внутри этого высвобождения. И я стою на тех же позициях, не считая, что данная логика освобождения является только европоцентричной. В рамках восточных культур есть также свои эмансипаторные силы со схожими интенциями, просто развивающиеся в другой пространственно-временной логике и по другим – еще не до конца известным нам законам. Думаю, это подтвердит любой из компетентных исследователей восточных культур.

Поэтому у меня есть большой вопрос к тому, что делают в «Циолковском» вместе правые и левые сегодня. За что они борются? За свободу распространения информации? За доступ ко всем «знаниям»? Все ли, что написано или напечатано черными буквами по белому они считают знанием? Или всё-таки нет? Является ли достаточным для именования сегодня, в 2016 году, в России себя – независимым книжным – наличие только одной общей позиции – за свободу распространения книг? Не ошиблись ли мы дверями в сегодняшний день?

Книжный магазин это не политическая организация, - говорит Цветков. А я думаю, что политическая. Если мы понимаем политику широко, а не в тривиальном смысле как конкуренцию партий и политтехнологий, а культуру – как борьбу. И в рамках такой борьбы рано или поздно перед продавцами «Циолковского» возникнет общий Другой – Мигрант(ка), Гомосексуал(кА), Трансгендер, Рабочий(ая), Женщина. И одни из продавцов магазина могут захотеть его\ее исключить или даже убить, а другие – захотят его\ее оставить в живых. Потому что крот истории роет быстро, несмотря на то, что у него перебиты лапки.

Я против текучей риторики, указывающей на размывание границ между левыми и правыми. Я вижу, что сегодня, а в России это чувствуется наиболее остро, мы сталкиваемся с необходимостью эти границы четко переопределить, очертить. И это дело каждой организации, каждой институции, каждого активиста.

Но что же в действительности произошло в «Циолковском»? На презентацию Виса Виталиса пришли активистки «Фембэнда», стали кричать кричалки, дудеть в дудочки и свистеть, пытаться еще сравнительно мирными методами помешать презентации. Зачем они пришли? – недоумевают Сурков и Цветков. Что за странные кричалки, невежливые, они кричали? – возмущается Сурков.

циолковский

Активистка «Фембэнда» Анастасия Царёва скандирует «Для такой литературы путь в приём макулатуры», а также «Позор сексистам».

Не нравится Виталис, - сидели бы дома. Феминистские кинопоказы у нас вообще-то в другой день. В ответ на комментарий Анны Наринской, которая пишет о том, как отказалась пойти участвовать в передаче на Первом канале по соображениям общих политических и человеческих приличий, Сурков пишет: вот, мол, видите, вы же отказались, так и они могли бы не приходить. Стоп, ребята. У вас же вроде не Первый канал, у вас же независимый горизонтальный книжный с политизированными сотрудниками, часть из которых поддерживает левых. Они пришли, потому что вы выстроили свою политику так, что они могли туда войти. А теперь вы говорите, что у вас Первый канал по воскресеньям, «пожалуйста, несогласные не приходите к нам, не беспокойте «храм независимого знания», не мешайте реальным пацанам разбираться, где у женщины кнопка».

Весьма иронически обсуждается, как женщины били Виталиса и его поклонников резиновыми фаллосами, плевались и свистели в свистки. По-моему это как раз очень весело и разумно со стороны активисток. Такой чисто художественный и карнавальный жест. Что еще им оставалось делать? Думаю, что при всем желании, читать Джудит Батлер и Кристеву они с поклонниками Виталиса не смогли бы, как не смогли бы Pussy Riot пойти к патриарху Кириллу и объяснить ему, что вообще хорошо бы церкви в текущей политической ситуации вставать не на сторону бандитского олигархата и КГБ,  а на сторону народа и социальной справедливости, что вообще-то нехорошо носить такие часы. У них не было такого «места», где подобное дискурсивное движение могло бы состояться. Оно было бы, если бы «Циолковский» организовал, не женоненавистническую презентацию, а хотя бы – и это было бы еще хоть в каких-то рамках приличия – дискуссию между сторонниками различных феминистских течений и защитниками маскулинной и патриархальной культуры. Пригласили бы ученых и независимых экспертов, а не «Фембэнд», если уж так хочется дискурсивного разнообразия. Да и вообще, надо заметить, что наличие вменяемого куратора мероприятий - вещь для независимого книжного очень полезная, если ваша задача действительно «нести знание».

А так да, «Фембэнд» пришел, и состоялся, так сказать, другой недискурсивный жанр (надо полагать, Виталис в противовес девушкам мыслится как бог интеллектуального дискурса), чтобы мы ни говорили о вырождении акционизма и тому подобном.  Об успешности таких методов сопротивления можно поспорить, и это отдельный разговор. Но речь, как мне кажется, сейчас не о стратегических методах «Фембэнда», которые, конечно, по мнению многих, могли бы быть более продуманны (легко рассуждать сидя в Фэйсбуке, пока реальные и гипотетические читатели Виталиса бьют и насилуют женщин). Речь в первую очередь о «Циолковском». И о том, что Цветков и Сурков выставляют произошедшее, в первую очередь, как «быдло-баб-погром», почему-то не упоминая в своих постах, что же там произошло еще. А произошло вот, что. Поклонники Виса Виталиса и (возможно) товарищи Суркова набросились на активисток.

Это подтверждают все, кто был на презентации, оказавшись там случайно (смотри постВячеслава Данилова) или придя выразить свой протест отдельно, не в рамках «Фембэнда», как сделала это активистка Российского социалистического движения Лолита Агамалова, пытавшаяся перехватить микрофон и высказаться в общем хаосе. «В лицо мерзавцам надо говорить отрывисто и чётко». Сурков пытался вывести активисток из магазина, сопровождая это общими оскорблениями в сторону всего феминистского движения. Присутствующие сообщают, что так называемый «погром» произошел не в результате вторжения феминисток на презентацию, а в результате нападения на них группы мужиков, находившихся там же. Били не просто так. А с кулака по лицу. Одна из потерпевших вызвала полицию. И все же объективный результат погрома, на мой взгляд, выглядит так, а не как-то иначе.

циолковский

Одна из активисток после "общения" с поклонниками Виталиса.

По информации присутствовавшего на мероприятии активиста Ильи Скобёлкина, нападавших мужчин было двое и еще один – не бил, но агрессивно угрожал девушкам. Пострадавших девушек – как минимум трое. Шкафы никто не переворачивал. Но в процессе избиения девушек падали книги с полок, что, наверное, логично для ситуации, когда кого-то бьют, а этот кто-то пытается вырываться и сопротивляться. Такой вот был «погром» в Циолковском.

Что будет дальше с магазином «Циолковский»? Продолжит работать. Всё будет хорошо. Будут ли там, как и прежде, организовываться показы феминистского кино? Я не знаю. Вопрос к их организаторам и организаторкам. Буду ли я или кто-то из моих близких товарищей ходить туда за книжками? Нет, не буду никогда. Мне не нужен Первый канал по воскресеньям, а революция по четвергам. Разумеется, я очень переживаю за судьбы независимых книжных, и хочу покупать там книги. Но мне нужно настоящее альтернативное телевидение, альтернативная культура, альтернативная борьба. Не прикрывающаяся псевдоплюралистической логикой, под которой скрываются личные проправые симпатии и прибыльные или иные интересы.

В этой культуре не бьют женщин за то, что они свистят в свистки. В этой культуре понимают, что феминизм в России только начинается, иногда методом проб и ошибок. Меня пугает количество солидарных с постом Цветкова в Фэйсбуке. Меня пугают комментаторы, которые пишут, что после этой акции шовинисты и поклонники Виталиса только обретут еще большую популярность. Я читала страничку «Фембэнда», где активистки говорят о том, что основной целью их акции было привлечь внимание общественности и сетуют, что пока шовинисты в комментариях у Цветкова рулят. Я же хочу сказать, что солидарна с ними, несмотря на то, что могу не разделять конкретных жестов и частностей способов их борьбы. Кто-то пишет, что такие жесты дискредитируют феминизм. И для меня это свидетельство общей политической неадекватности таких пишущих. Даже если мы за феминистское сопротивление путем просвещения, мы не можем отрицать или исключать тех, кто использует другие доступные им методы борьбы. И лично я считаю, что дать фаллосом Виталису по башке - это вообще бодро и весело. А фашизм по выходным в «независимом» книжном – совсем нет.