Прямое зеркало: феминистская оптика при взгляде на харассмент в России и вокруг

 

Новый журнал

САМА ВИНОВАТА

«Бабы что хотели, то и получили, и не надо позволять себя тискать. <…> Сами виноваты, не нужно вести себя как проститутки. Бедный мужчина, мне его жалко», - сказала актриса Агния Кузнецова в ответ на вопрос сайта «Медуза» об отношении к Вайнштейну. У нас жалеют всех, кто претерпел за «слабость к прекрасному полу»: Ассанжа, Стросс-Кана, Берлускони, Клинтона, Беккера – всех, кто попались на секс-скандалах. Описание таких сюжетов в СМИ ведется исключительно в стилистике преступлений на почве страсти. Всякое насилие над женщиной романтизируется. Отрубил руки – из ревности, забил до смерти – был безнадежно влюблен. Если изнасиловал, то не иначе, как, не совладав с «основным инстинктом». Феминистки дали название этому явлению – культура изнасилования, rape culture. Да кто ж в России об этом, кроме самих феминисток знает? Кто вообще этих толстых, уродливых, с небритыми подмышками, никогда мужика хорошего не знавших, спросит?

СПРАВКА:

«Культура изнасилования» – термин, возникший в женских исследованиях и теории феминизма и описывающий культуру, в которой изнасилование и сексуальное насилие над женщинами обычны, а господствующие отношения, нормы, практики и средства массовой информации нормализуют, допускают или даже оправдывают сексуальное насилие над женщинами. Примеры поведения, которое обычно связывают с культурой изнасилования, включают в себя обвинение жертвы, сексуальную объективацию, банализацию изнасилования, отрицание распространённости изнасилований и отказ признавать неблагоприятные последствия сексуального насилия. (Википедия)

ФЕМИНИЗМ ЗАШЕЛ СЛИШКОМ ДАЛЕКО

Феминисток традиционно обвиняют в том, что, говоря вслух о системном характере сексуального насилия, они делают из женщин жертв, коими те не являются. В том, что хотят поссорить женщин и мужчин, ведь «не все мужчины» и «нельзя огульно»… Еще феминисткам не следует заходить слишком далеко. Но внезапно выясняется, что в некоторых странах «слишком далеко» стали заходить не только феминистки. Внезапно из-за обвинений в харассменте начались отставки и суды. На почве обвинений в домогательствах случилось даже одно самоубийство.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА:

Мари Давтян, адвокат, Руководитель Центра защиты пострадавших от домашнего насилия:
«В России понятия домогательства и сексуальные домогательства не закреплены в законодательстве. Единственная норма, которая закреплена в законе по этому вопросу, это статья 133 Уголовного кодекса РФ «Понуждение к действиям сексуального характера». В ней прописано, что к этому относится: понуждение лица к половому сношению, мужеложству, лесбиянству или совершению иных действий сексуального характера путем шантажа, угрозы уничтожением, повреждением или изъятием имущества либо с использованием материальной или иной зависимости потерпевшего (потерпевшей).
Понуждение к действиям сексуального характера наказывается штрафом в размере до ста двадцати тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до одного года, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок.
На практике данная норма практически не применяется, хотя Россия, являясь участницей Конвенции ООН о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, приняла на себя обязательства защищать женщин от любых форм насилия, включая домогательства.
Кроме того, очевидно, что эта статья УК не охватывает все виды сексуальных домогательств».

ЭТО НЕ ТО, ЧТО ВЫ ДУМАЛИ

Российские медиа, независимо от политической окраски, любят обсуждать «их нравы» - гейропу, толерастию и перегибы феминизма. На уровне Общественной палаты при президенте РФ звучали обвинения в том, что гендерная идеология отравляет российской общество. Но СМИ эту идею весьма охотно несут в массы уже давно.
Сексизм и культура изнасилования (rape culture) объединяет до крайности поляризированное российское общество. В этом сходятся левые и правые, либералы и консерваторы, «нашисты» и анархисты. Цитата-анонс сюжета главной пропагандистской проправительственной программы «Вести» на канале «Россия 1»: «Актрисы Голливуда - в едином строю. Чтобы подтвердить звёздность, надо заявить, что к тебе приставали. Почему сейчас именно Харви Вайнштейн - жертва травли? И почему Трамп не удивлен?» Ответ на эти вопросы автор сюжета видит в том, что Вайнштейн – жертва политических интриг. По версии телевизионщиков, никто не обратил бы внимания на обвинения в сексуальных домогательствах, если бы тот не спонсировал предвыборную кампанию Хилари Клинтон.
Аудиторию постоянно пытаются убедить в том, что женщины никогда не действуют самостоятельно и в своих интересах. А если и действуют, то это наносит вред мужчинам. Типичная ситуация. То же было с Ассанжем и Стросс-Каном.

ЖЕНЩИНЫ ПРОТИВ ЖЕНЩИН

В том, что реакция общественности на обвинения в домогательствах чрезмерна обвинила СМИ и общество первая красавица Франции Катрин Денев. Она в числе прочих подписала открытое письмо в поддержку права мужчин домогаться женщин, опубликованное в газете Le Monde. Сто подписанток, по их собственным словам, не выгораживают насильников, а ратуют за сексуальную свободу.
Характерно при этом, что защитницы сексуальной свободы мужчин тут же отказывают в ней женщинам. Понимаю, для кого-то это покажется странным, но женщина имеет полное право выбирать, с кем, где, как и когда завязывать отношения. Нарушая границы ее тела (вот эти все «потрогал за коленку»), мужчина замахивается на ее сексуальную свободу.
В детстве мне нравился сериал «Графиня де Монсоро» (если уж говорить о Франции). Исполнительница главной роли Карин Петерсен подверглась жестокому изнасилованию, вскоре после чего покончила с собой. Она, а не насильник. Что, на мой взгляд, несправедливо.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО

Отсутствие физической неприкосновенности женщин в семье и в обществе: сексуальные домогательства, изнасилования, преследования, проституирование – один из основных показателей степени угнетенности женщин.
Другой показатель – экономическое неравенство, затрудненный доступ к необходимым ресурсам. Практически повсеместно женщины могут получить доступ к материальным благам лишь через обслуживание интересов мужчин в сексе, в быту и на работе.
Проще говоря, торговля женщинами (проституирование) приносит прямые выгоды мужчинам. Не суть важно, идет речь о принуждении дочерей и сестер к браку или о продаже отцами девочек сутенерам. Или о создании условий, когда хорошую роль актриса может получить, только переспав с продюсером.
Оба показателя в одном кейсе мы видим, когда говорим о сексуальных домогательствах на работе. О чем сейчас и пытаются сообщить обществу женщины разных стран, пользуясь хэштегом #metoo.

ПОЧЕМУ ОНИ МОЛЧАЛИ?

Социальные сети создали возможность оценить масштаб проблемы. Сотни тысяч жертв в экономически развитых и на первый взгляд благополучных с точки зрения защиты прав женщин странах. И тут мы сталкиваемся с такой постановкой вопроса: «Почему они молчали, когда их насиловали?» Ведь и вправду: есть полиция, суды, адвокаты. В старых и новых российских медиа об этом не спросил только ленивый. Давайте разберемся, что бывает с теми, кто не молчит?
Пример Дианы Шурыгиной в этом отношении показательный. Девушка заявила о преступлении и довела дело до суда. С начала процесса и по сей день она подвергается травле. В СМИ и социальных сетях на нее сыплются оскорбления, в то время, как преступник получает общественную поддержку (группы поддержки в социальных сетях, интервью центральных каналов и т.п.).
В 2016 году в русскоязычном сегменте Интернета стихийно возник флешмоб #яНебоюсьСказать. Россиянки таким образом поддержали украинскую кампанию против преступлений на сексуальной почве #яНеБоюсьСказати. Когда пользовательницы соцсетей начали рассказать о пережитом сексуальном насилии, на них также обрушился шквал оскорблений и угроз. Хотя дело касалось не таких влиятельных персон, как голливудские миллионеры или известные политики.

ГЕНДЕРНАЯ ЦЕНЗУРА

Практики оскорблений, запугивания, высмеивания жертв гендерно-обусловленного насилия универсальны. Даже там, где общество заявляет о приверженности демократическим и гуманистическим ценностям, женщины зачастую не имеют доступа ни к справедливому суду, ни к общественной поддержке. Это явление, которое можно определить как гендерную цензуру. Термин был введен в книге «Сила слова» американской писательницы и феминистки Мередит Тэкс, и означает различные формы цензуры, имеющие целью исказить реальное положение женщин, завуалировать несправедливость патриархатных общественных отношений.
Например, известный журналист Матвей Ганапольский на сайте «Эха Москвы» написал: «Можно было бы пожалеть всех этих прекрасных актрис, над которыми так издевались — шампанское, отели, яхты, предложение лучших ролей, если бы они сразу же возражали, сразу же били тревогу. Но нет, пришлось мучительно молчать столько лет, со вздохом перебирая ухажёров-продюсеров, поднимавших их по голливудской лестнице».
Несколькими месяцами раньше (когда скандал только начинался) журналистка Юлия Латынина на страницах прогрессивной «Новой газеты» опубликовала статью «Секс-инквизиция». «В конце концов, - пишет она, - сексуальная революция позволила многим женщинам делать карьеру древнейшим способом - через постель, и очень многие женщины этим воспользовались. Интересно, сколько жертв Вайнштейна добровольно лезло к нему в постель в предвкушении скорой карьеры?»

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА:

Светлана Мохова, судебный психолог, эксперт АНО «Справедливая медицина»:

«В реакции на скандалы по поводу харрасмента обращает на себя внимание интенсивность эмоций людей, отрицающих, что проблема сексуальных домогательств и принуждения для них актуальна.
Нынешняя частота скандалов по поводу харрасмента, их бурное обсуждение могут навести на мысль, что молчавшие до сих пор потерпевшие молчали, возможно, зря. Их реакция вполне уместна, учитывая огромное количество пострадавших от насилия или навязчивых домогательств женщин.
Преступникам, посягавшим на половую неприкосновенность других людей, тоже неспокойно: при бурном обсуждении много говорят, могут когда-то заговорить и о них.
Если нельзя больше спрятаться в молчании, можно попробовать спрятаться за обесценивающим шумом. Возможно, это две важные причины негативных и обесценивающих реакций».

#ЯТОЖЕ???

Вполне очевидно, российскую аудиторию всеми силами пытаются убедить в том, что женщины сами заинтересованы в том, чтоб их домогались и насиловали. Что все они – пережившие насилие – стремятся извлечь из этого вторичные выгоды.
Еще один прием – убедить людей в том, что насилие – не насилие, а ролевая игра. И как минимум обе стороны получают от этого удовольствие.
Вот что написал на сайте «Эха Москвы» известный деятель культуры (журналист и оппозиционер) Артемий Троицкий: «Без всевозможного ‘харассмента’ <…> человечество, если и не вымерло бы, то наверняка лишилось бы многих шедевров литературы и искусства - не говоря уже об удовольствии, испытываемом (пусть и не всегда в равной мере) обоими полами».
Только не совсем понятно, отчего заявления женщин о том, что они не испытывают никакого удовольствия от принуждения к сексу и околосексуальным играм, вызывают тысячи возмущенных мужсиких комментариев и десятки авторских колонок в стиле «Я тоже???».

СПРАВКА:

В Общей рекомендации №19 Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин определил сексуальные домогательства как такие виды нежелательного сексуально мотивированного поведения, как физический контакт и приставание, реплики с сексуальным подтекстом, показ порнографических материалов и сексуальные притязания, будь то в форме высказываний или действий.
Комитет особенно отметил, что подобное поведение может быть унизительным и представлять угрозу здоровью и безопасности; оно приобретает характер дискриминации в том случае, если у женщины есть разумные основания полагать, что возражения с ее стороны поставят ее в неблагоприятное положение с точки зрения ее работы, включая те ситуации, когда речь идет о приеме на работу или продвижении по службе, или же если оно приводит к возникновению неприязненной атмосферы на рабочем месте.

СЛОВО НА «Ф»

В 2017 году слово «феминизм» было признано словом года по версии американского словаря Merriam-Webster. Российские СМИ не преминули об этом написать, упомянув, что интерес к термину возник на волне анти-Трамповских маршей и секс-скандалов в шоу-бизнесе и политике.
В этой связи на радио Sputnik меня спросили, неужели у американок все так плохо? На что я ответила: напротив, у них все настолько хорошо. Уровень самосознания женщин поднялся до такой степени, что они научились обвинять насильников, а не жертв. Они готовы делать это массово и публично. При этом масштаб женского протеста настолько велик, что государство и частные компании вынуждены к ним прислушиваться.

Post Scriptum

Примеры, которые приведены в статье – это мейнстрим. Но это не значит, что адекватная оценка происходящего отсутствует в российском обществе и в СМИ. Она в большей присутствует в новых медиа, ориентированных на контингент социальных сетей. Именно здесь мы видим все больше материалов, написанных с применением феминисткой оптики. Это могут быть комментарии представительниц женских НКО, которые защищают права жертв домашнего насилия, статьи психологов, работающих с жертвами сексуального насилия, и даже советы феминисток на «мамских сайтах» о том, как воспитать детей, способных противостоять гендерно-обусловленному насилию.

Post Scriptum-2. От редакции

20 января 2018 года. Women's March в США (Женский протестный марш) был проведен по всей стране, включая Нью-Йорк, Вашингтон, Лос Анжелес, Чикаго, Филадельфию, с требованием серьезных социально-политических изменений; с критикой политики президента Дональда Трампа, в защиту прав человека, включая права женщин и ЛГБТ-сообществ, охраны окружающий среды, рассового равноправия, свободы религий и пр. В этом году марш включил в свою повестку поддержку движений против сексуальных домогательств Time’s Up и #MeToo

 

Наталья Биттен