Книга, необходимая каждой женщине

Журналистка abuse.media Марина Васильева прочитала книгу Уте Эрхард «Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие – куда захотят» и рассказала о главных культурных ловушках, которые мешают женщинам обрести независимость.

Домашнее насилие — часть патриархального мира, это подтверждает статистика: например, по данным МВД за 2015 год, женщины составляют 90% пострадавших от насильственных преступлений по отношению к супругу/супруге [данные Центра статистической информации МВД РФ, полученные abuse.media в ответ на официальный запрос в июне 2016 года]. Поэтому борьба с этим явлением связана с борьбой за равноправие и независимость женщин. Очевидно, жена, уверенная в том, что сможет обеспечить себя финансово и не подвергнется общественному осуждению, скорее уйдет от мужа, который ее ударил. Сейчас же, когда замужество считается необходимостью и единственным возможным для женщины способом жизни, этого не происходит. Я не согласна с пониманием Уте Эрхардт успеха, но, каким бы вы его ни видели, путь к нему требует материальной и моральной независимости, свободы выбора и суждений. А об этом и есть большая часть книги.

Обычно именно те люди, которым не мешало бы прочитать ту или иную книгу, как раз и не будут ее читать: слишком сильно внутренне сопротивление и отвращение от каждого тезиса. Чтобы упростить задачу, я пересказала кратко книгу Уте Эрхардт «Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят», которую вообще-то нужно прочитать всем.

Концепция привычной беспомощности. Многие повседневные проблемы можно описать одним словом — «беспомощность». Проколота шина, бьет муж — и женщина входит в это привычное состояние, уверенная, что ничего не может поделать. Реакция беспомощности существует только потому, что люди думают, будто они не справятся. Решив однажды, что невозможно повлиять на ход событий, человек и в самом деле перестает на него влиять.

Концепция сбывающихся предсказаний гласит, что некое событие происходит потому, что существовало соответствующее ожидание. Женщина, верящая в свою техническую бездарность, скорее всего, еще в детстве усвоила подобное представление о себе. Она заранее говорит себе, например, что никогда не сможет заменить свечи зажигания в автомобиле. Она берет не тот инструмент и как следует не выясняет последовательность действий. Дальше она прищемляет палец одним из винтов, что-то отламывает — и подтверждает свое ожидание! Она обобщает эту неудачу и еще сильнее сомневается в своих способностях справляться с техникой. Тема исчерпана, и ею же самой придуманная и выработанная неспособность победила. Как поступает уверенная в себе женщина? Она тоже прищемляет палец. Однако не делает из этого далеко идущих выводов. Исследовав причины, она понимает, что у нее были скользкие пальцы и не тот инструмент. В следующий раз она исправит ошибки и повторит попытку, не сомневаясь в своих способностях.

Женщины отрицают наличие у себя агрессии. Они выполняют свои обязанности, не протестуя и не защищаясь, потому что боятся потерять расположение окружающих. Обнаружив в себе хоть чуточку агрессивности, они тут же переводят ее на себя или в какую-то другую область.

Особенно сложной формой вербального подчинения является такая: пожалуйста, догадайся, чего я действительно хочу. Желания, ожидания, требования или критика так сдерживаются, что их невозможно распознать.

При разногласиях с мужчиной женщина часто не возражает, а замыкается. В лучшем случае о том, что она думает, узнает близкая подруга. Даже когда женщины нарушают молчание, они редко занимают ясную позицию, охотней высказывая различные возможности. Даже если они твердо уверены в своей правоте, они прибавляют к высказываниям вопросы типа «Согласен ли ты со мной?».

Откуда все это? Школьный учитель рассказал мне о своих проблемных ученицах. Одну из них он осуждал за эгоизм. Основой для такой оценки послужило ее рвение ответить первой, обязательно получить слово. Это показалось учителю ненормальным для девочки. Другую ученицу он охарактеризовал как самовлюбленную и самодовольную. Она с высоко поднятой головой выслушивала его критику и замечания, а также требовала объяснений его оценкам и претензиям. Здоровое чувство самосохранения учитель нашел неуместным и вызывающим, потому что, по его мнению, девочки должны быть тихими и сдержанными. Точно такое же поведение мальчиков почти наверняка было бы воспринято гораздо более терпимо.

Многие женщины говорят осторожным языком. Каждое высказывание построено так, чтобы можно было легко отступить в случае несогласия другой стороны. «Может быть, вы принесете мне документы? Может быть, у тебя есть время сегодня?». Если удалить это выражение из подобных фраз, их смысл нисколько не изменится. Его единственная цель — ослабить высказывание так, чтобы оно не звучало как требование.

Эрика хочет в кино, однако спрашивает своего друга: «Ты хочешь пойти в пивную или в кино?». Она выражает мнение в форме, которая на самом деле означает: «Я охотно пошла бы в кино, но, если тебе хочется чего-то другого, я могу согласиться». Эрика подчинится его желаниям, но, если он не угадает, чего хочется ей, — она будет разочарована.

Женщины склонны выставлять себя глупыми. Они призывают на помощь даже в тех случаях, когда сами могли бы решить проблему. Но они повышают статус помощника и учителя. Именно мужчины чаще всего выступают в качестве помощников — там, где требуется сила, и учителей — для объяснения. Женщины прячут свои знания в призрачной надежде обеспечить таким образом благосклонность мужчин.

Ловушки понимания. «Я хорошо могу это понять… К этому я отношусь с пониманием». Женщины находят понимание многому, даже наглому и бесцеремонному поведению. Поведение, достойное осуждения, когда необходимо извиниться, часто принимается с улыбкой, полной понимания. Так, в одном из веселых разговоров мужчина дискредитирует интеллектуальные способности женщины: «Этого мое сокровище понять не может!». Однако она улыбается, вместо того чтобы высказать свое мнение и ответить ему той же монетой.

Как только вы используете слово «понимание», спрашивайте себя: что, собственно, я понимаю? Изначально «понимать» означает овладевать техническими или логическими структурами, связями между явлениями. Точно так же мы можем постигать эмоциональные связи. Понимают траур по умершему, любовную тоску друга или ярость душевно раненого человека. И в качестве побочного явления возникает некоторая толерантность. Однако это дополнительное значение часто выходит на первый план. И слово «понимать» означает «закрывать глаза на что-то, сводить на нет, не вмешиваться». Совершенно нормально понимать определенный образ действий и, несмотря на это, не одобрять его. Но часто чье-то поведение терпят лишь потому, что не хватает мужества открыто порицать.

У некоторых женщин роль потенциальной жертвы дополняется еще одним методом саморазрушения. Они считают, что им будет хорошо, если их отношение к окружающим будет безупречным. Они делают все для родственников, мужей, начальников, коллег, не получая за это даже благодарности. Все, что делают такие женщины для окружающих, воспринимается как само собой разумеющееся. И это вполне укладывается в рамки здравого смысла: никто не заставляет таких женщин отказывать себе в чем-либо, чтобы угодить окружающим.

Общепринятое представление о роли женщины в семье состоит из множества аспектов, которые можно свести к следующему: женщина отвечает за благополучие семьи, мать должна заботиться о детях, жена ухаживать за мужем. Когда благополучие семьи становится единственной, главной целью жизни женщины, ее сознание превращается в клубок мазохистских мыслей: она пытается «купить» счастье близких ценой собственного страдания. При этом сама цель — благополучие близких — перестает, в сущности, быть основным мотивом жертвоприношения и на первый план выходят страдания как самоцель.

Молодая женщина отдала полученное ею от родителей наследство мужу, чтобы он воплотил в жизнь мечту — купил компьютерный магазин. Несмотря на то, что женщина осознавала, что представления ее мужа о бизнесе далеки от действительности («Я просто буду заходить и забирать дневную выручку», — говорил он), она даже не пыталась ему возражать. Естественно, что при таком отношении к работе его карьера не удалась. Он воспринимал покупку магазина как шанс. Как и полагается верной подруге жизни, его жена не хотела, а скорее, боялась лишить его этого шанса, хотя и понимала, что со своими представлениями о ведении собственного дела ее муж не сможет реализовать мечты. Что и произошло: наследство было полностью растрачено, а женщина благодарила Бога, что муж не наделал долгов.

Одна из директоров небольшого предприятия решила платить мужчинам и женщинам за одинаковую работу одну и ту же зарплату. Равная оплата могла быть достигнута при помощи перераспределения денег, поскольку доходы фирмы не позволяли увеличить фонд заработной платы. И тогда женщины сказали, что мужчины будут протестовать против того, чтобы получать меньше, и отказались от увеличения зарплаты. Они и не думали отстаивать право получать за свой труд столько же, сколько мужчины. Женщины не захотели неприятностей с мужчинами, — а потому предложение директора не нашло поддержки.

В чем польза подчинения? Многие женщины постоянно унижаются, терпят оскорбления и в конце концов сами начинают верить в то, что умоляющие улыбки, просьбы, слезы, жалобы или покорность — это испытанные женские способы достижения успеха. На первый взгляд кажется, что эти системы работают, сначала проявляется позитивный эффект. Обычно подчинение вызывает у окружающих совершенно определенную внешнюю реакцию одобрения, поэтому девочка послушно отдает свою конфету, за что будет вознаграждена похвалой.

Взрослую девочку, выполняющую сверхурочную работу и доводящую до конца дела коллег, тоже похвалят. Беспомощной женщине-водителю помогут поменять колесо, а боязливую жену освободят от всего, вызывающего страх.

Возможно, поведение подчинения принесет сиюминутную пользу, но эта польза обязательно будет компенсирована гораздо более серьезным вредом. Основные последствия проявляются по прошествии времени. Петра считает, что больше никогда не сможет водить машину. С тех пор как она стала жить вместе с молодым человеком, за рулем почти всегда сидит он. Когда машину вела она, он всегда комментировал ее действия, а Петре это не нравилось. Положение стало критическим, когда Петра дважды попала в несерьезные дорожно-транспортные происшествия. После этого она стала садиться за руль все реже и настолько утратила уверенность в себе, что, давая задний ход, врезалась в стену дома. Она доказала себе, что не умеет водить, хотя не была виновата ни в одном из двух ДТП. Петра смирилась со своим положением. Она даже в некоторой степени была довольна тем, что муж ее опекает. Он взял на себя все большие покупки, отвозил ее в спортивный зал и в кино. Ее неспособность к вождению, казалось, имеет определенные преимущества. Значительно удобней, когда тебя всегда отвозят, куда захочешь. Итак, в итоге выигрыш?

Едва ли. Петра — пленница: каждый ее шаг контролируется. Она попадает все в большую зависимость и скоро уже не сможет самостоятельно принять ни одного решения. Петра становится все более боязливой и нежизнеспособной. Закончится тем, что вскоре она не сможет ничего делать сама: она нуждается в муже, но даже когда он рядом, Петру не покидает неопределенный страх.

Над кроватью девочки крутятся погремушки из цветов, куколок, ангелов, а над мальчиком кружат самолеты, машинки и кораблики, поэтому мальчишка рано познает, какой ему уготован жизненный путь, ведь он уже сейчас — маленький пилот.

Подвижные девочки — плохие девочки: они ведут себя строптиво только для того, чтобы разозлить маму. Они должны быть всегда вежливы и доброжелательны. Они ориентированы на гармонию и воспитываются как миротворцы. Наглядный пример того, как девочек учат ориентироваться в жизни на людей, а не на объекты окружающего мира, не на положение вещей в нем, — это традиция дарить им кукол, начиная с младенчества и заканчивая уже зрелым возрастом. Мальчикам их почему-то не дарят.

«Сегодня все по-другому, — ответят многие читательницы. — Я воспитываю своего ребенка так, чтобы он стал полноценным человеком, независимо от того, мальчик это или девочка». Да, верно, можно очень стараться преодолеть вековые предрассудки, но, к сожалению, ролевые стереотипы наших предков безжалостно продолжают переходить из поколения в поколение. Ведь часто родители невольно, бессознательно вкладывают в своего ребенка то, чего бы хотели избежать сами. Этому есть масса примеров. Например, женщина, инженер-самолетостроитель, ждет ребенка. Она очень хочет, чтобы это был мальчик, потому что, по ее мнению, мальчики более восприимчивы к технике от природы, а также одареннее, чем девочки.

Бетти хочет воспитать в дочери сильную личность, но она учит ее никогда не давать сдачи. Когда, проиграв, малышка бывает недовольна, Бетти объясняет ей: «Играют не для того, чтобы выигрывать, а для того, чтобы радоваться победе других».

Таким же образом девочкам внушается, что у них нет способностей к математике, менеджменту. Позднее перед женщиной открывают дверь, помогают надеть пальто: это подразумевает, что самой даме неловко самостоятельно одеться. Перед ней открывают дверь автомобиля. Цена: она сидит рядом с шофером, который отвозит ее туда, куда ей нужно, но дорогу и темп езды определяет он сам. Муж обеспечивает существование жены, а она должна платить ему послушанием и заботой.

Хотелось бы коснуться вопроса влияния одежды на восприятие человека. Чем выше каблук, тем неуверенней поза; чем уже юбка, тем более ограничена свобода действий. Многие считают, что с помощью высокого каблука женщина способна добиться всего, чего хочет, и ошибаются: эта «привлекательная беспомощность» — не что иное, как одна из форм самоограничения. Женщины часто довольствуются тем, что их воспринимают исключительно по внешности и готовности приспособиться к обстоятельствам. Они считают, что чем красивее женщина, тем большим успехом она пользуется; и чем больше она показывает свою готовность подчиниться, тем выше шансы, что ее отношения с партнером будут прочными. Ради этого они способны отказаться от всех остальных индивидуальных особенностей личности, которые позволяют человеку быть самостоятельным и независимым: отказываются использовать свои умственные способности, критически мыслить и соответственно действовать.

Отсутствие способности настоять на своем — примеры подобного поведения я каждый день черпаю из жизни участников моих семинаров. Я вижу, что женщины защищают себя слишком слабо: их сопротивление, критика и гнев остаются незамеченными. Заканчивается тем, что они перестают реагировать на несправедливость, невежливость или неуважение к себе, затаивая обиду.

Инес три года работала в офисе одной из семейных фирм на полставки и отвечала за работу офиса. Перед тем как уйти в отпуск, шеф попросил ее поработать полный день. Инес согласилась без колебаний. При расчете следующей зарплаты ей не было начислено никакой компенсации за сверхурочные. Когда же Инес попросила объяснений, начальник пришел в негодование от того, что она требует по праву принадлежащих ей денег. В конце концов, возмущался он, это была всего лишь любезность; к тому же у нее было не так уж много работы — принять несколько телефонограмм. Инес пробормотала себе под нос несколько невнятных фраз и отступила, опасаясь, что разозлит шефа и потеряет его «доверие», а также репутацию преданной и надежной сотрудницы. Инес не покидало чувство, что ее использовали, и через полгода она уволилась, так и не получив причитающихся денег. Вывод: очень редко мы получаем то, что заработали, по инициативе того, кто нам должен. Придется проявить свою.

Когда я говорю о материальной независимости женщин, получаю в ответ больше всего возражений. Женщины слишком охотно верят в так называемый договор полов, гарантирующий им обеспеченную жизнь стараниями мужчины. Женщины составляют пятьдесят процентов всех абитуриентов, половину слушателей высших учебных заведений и только пять процентов менеджеров. Цифры говорят сами за себя.

Девушки редко осознают, что они делают, отказываясь от возможностей, которые открывает образование. Они доверяют будущее призрачному мужчине, ради которого жертвуют своими возможностями. Доэрте предпочла выйти замуж за начинающего биолога, вместо того чтобы получить высшее медицинское образование и впоследствии унаследовать практику своего бездетного дяди. Закончив обучение, ее муж не смог сразу найти достойную работу по профессии и держался на поверхности, работая коммивояжером. Доэрте переживала из-за его неудач и сожалела, что он не в состоянии найти работу, которая бы соответствовала ее привычному стилю жизни. Она стыдится его неудач, и ей не приходит в голову мысль, что за свою жизнь она несет точно такую же ответственность. То, что она не стала преуспевающим врачом, Доэрте рассматривает исключительно как облегчение для мужа: «Это было бы еще одним ударом для него».

Выйдя замуж и родив первого ребенка, женщина продолжает идти по пути отказа. Почти для каждой женщины рождение первенца означает перерыв в карьере, для многих — окончательное ее крушение.

Как и другие непривилегированные слои населения, женщины не могут сами распоряжаться своим временем. Жена, например, подчиняет свою жизнь распорядку мужа. У кого деньги, у того и власть — прописная истина, но также и реальность. Женщина обладает более низким статусом, поэтому у нее нет права заставлять мужчину ждать, так же, как не может заставить ждать подчиненный своего начальника, а пациент — врача.

«Плохие» девочки ведут себя иначе: каждый день они тратят время на то, что интересно лично им, что им важно или полезно. Все равно, работают они или «просто домохозяйки», занимаются ли они спортом, идут ли гулять, ложатся ли отдохнуть, забираются ли в ванну или просто сидят, сложа руки и уставившись в одну точку. Они делают то, что хорошо для них, — и не чувствуют себя виноватыми!

Женская независимость имеет свою историю. Коко Шанель видела, какова ценность денег, но придала им новый смысл для женщин: «Деньги никогда не имели для меня большого значения, в отличие от независимости, достигаемой при их помощи». Коко Шанель продемонстрировала еще одну, новую по тем временам добродетель «плохих» девчонок: она утверждала, что женщина должна быть вынослива в случае возникновения конфликтных ситуаций и промахов. «Учатся не на успехах, а на неудачах», — утверждала Коко.

Но и обычная женщина все чаще демонстрирует свою силу и волю к победе. Число женщин неуклонно растет, например, среди тех, кто решил открыть собственное дело. Увеличивается процент работающих женщин и тех, кто относительно быстро после родов возвращается к трудовым обязанностям.

 

Аннотация к русскому изданию Екатерины Михайловой,
руководительницы женского проекта ИгиСП

Российской женщиной сила и самостоятельность зачастую ощущаются как вынужденные, не своею волей выбранные, взятые на себя как хомут: «Я и лошадь, я и бык…» Мы можем все, — но, по горемычной истории последних четырех поколений, не от хорошей жизни. А хорошая жизнь «за широкой спиной» (она же «каменная стена»), в которой женщины мира уже увидели тупик, ловушку, — нам еще только снится.

И в этом сне не надо вставать на унылую работу в промозглых зимних потемках, мы избавлены от вечной спешки и недосыпа, наконец-то чувствуем себя защищенными. И пусть все неприятные отношения с суровым и непредсказуемым миром возьмет на себя Он! Во сне мы не задаемся вопросом, зачем это Ему нужно и какова может оказаться цена. В этом смысле книга Уте Эрхардт — грозное и своевременное предупреждение. Ее незатейливая прямота — «делай раз!» — сродни прямоте плаката на железнодорожных путях: «Сэкономишь минуту — потеряешь жизнь». С автором можно не соглашаться. Можно сердиться и обижаться (идея вторичной выгоды послушания и отказа от самостоятельности задевает куда как больно, и не она одна.) И, наконец, можно проснуться. Сказать себе: «Чего я хочу на самом деле? Что чувствую? Куда иду?» — и двинуться своей дорогой.

Марина Васильева