28 мая - Международный день действий за женское здоровье (International Day of Action for Women’s Health)

28 мая - Международный день действий за женское здоровье (International Day of Action for Women’s Health). Эта дата отмечается с 1987 года. Активисты выступают за защиту сексуальных и репродуктивных прав женщин.

Согласно определению Всемирной организации здравоохранения, репродуктивные права — это право мужчин и женщин на получение информации и на доступ к безопасным, эффективным, недорогим и доступным способам регулирования рождаемости, в соответствии с их выбором, а также право на доступ к надлежащим службам здравоохранения, которые могут обеспечить для женщин безопасные беременность и роды, а также создать для супружеских пар наилучшие возможности для того, чтобы иметь здорового ребенка.

Право на доступ к законному и безопасному аборту является неотъемлемым репродуктивным правом женщин.

 К сожалению, сегодня в России мы все чаще слышим  о законодательных инициативах, которые пытаются это право нарушить. Поэтому мы решили написать о делах, которые рассматривал Европейский суд по этой теме. 

 Это страшные истории того, как запрет абортов ломает судьбы женщин.

 Тысенц против Польши (Tysiac v. Poland) (N 5410/03).

 Заявительница, которая уже имела двоих детей, страдала серьезным заболевание глаз, беременность привела к тому, что данное заболевание стало стремительно развиваться. Роды заявительнице грозили полной потерей зрения. В тоже время ни один из врачей, к которым она обращалась не дали согласие на аборт по медицинским показаниям, указывая на то, что нет стопроцентной уверенность, что заявительница потеряет зрение после рождения ребенка. Заявительница родила ребенка, после чего его зрение еще более ухудшилось. Заявительница,  которая воспитывает троих детей в одиночку, теперь зарегистрирован как абсолютно нетрудоспособная (серьезная форма инвалидности), на этом основании, получает ежемесячную пенсию, эквивалентную 140 евро. Она не может видеть объекты на расстоянии более 1,50 метров.  Имеется серьезная вероятность того, что она ослепнет.

 Европейский суд признал, что Польшей было нарушена Европейская  конвенция (статья 8), так как в законодательстве Польши отсутствовали четкие процедуры прерывания беременности по медицинским показаниям, что привело к нарушению прав заявительницы.

 R.R. против Польши (R.R. v. Poland) (N 27617/04)

 Заявительница, которая забеременела третьим ребенком, сразу после УЗИ была уведомлена о том, что возможно ее плод развивается неправильно. Ей было предложено пройти еще ряд исследований, чтобы выяснить это. Прохождение исследований затянулось по вине медиков, которые не хотели выдавать ей направление на генетический тест. Не дожидаясь его проведения, заявительница просила сделать ей аборт, но ей было отказано. Через некоторое время исследования все же были проведены, и они подтвердили, что ее плод страдает серьезным врожденным заболеванием, но прерывание беременности делать было уже поздно - законодательство Польши на этих срока делать аборт не позволяло. Она была вынуждена родить девочку с серьезным генетическим заболеванием. Кстати, муж после этого от нее ушел муж. Сейчас она одна воспитывает троих детей, один из которых страдает неизлечимым физическим и ментальным недугом.

 Европейский суд в данном деле нашел нарушение статьей 3 и 8 Конвенции, посчитав, что заявительница в этом деле подверглась жестокому бесчеловечному обращению со стороны властей и ее право на уважение частной и семейной жизни было нарушено.

 P. и S. против Польши (P. and S. v. Poland) (N 57375/08).

 Заявительницами являлись мать и дочь. P. в 14-летнем возрасте забеременела после изнасилования. Прокурором ей была выдана соответствующая справка, чтобы она смогла сделать аборт. Врачи в больнице не сообщили заявительницам порядке проведения процедуры, а врач без согласия на то заявительниц пригласил католического священника. В итоге больница отказалась сделать аборт заявительнице, решение об этом было опубликовано на сайте больницы. После этого дело заявительницы стало достоянием гласности, о нем стали в газетах, интернете, снимать передачи для телевидения. Р. была переведена в другую больницу, но и та отказалась делать ей аборт, так как на нее оказывалось серьезное давление со стороны общественности. Заявительницы стали получить многочисленные электронные сообщения с осуждениями и угрозами в их адрес, а также сообщения от священника, который пытался отговорить P. от прерывания беременности. Заявительницы подвергались запугиванию со стороны активистов, выступавших против абортов, и обратились в полицейский участок, где их допрашивали в течение нескольких часов. В тот же день полиция получила уведомление о том, что суд по семейным делам распорядился о водворении P. в детский приют. Это была предварительная мера в разбирательстве, возбужденном с целью лишения ее матери родительских прав на том основании, что она оказывала на P. давление с целью производства аборта. P. привезли в приют, где заперли в отдельной комнате и ее снова стал посещать священник.

 В итоге заявительница попала в больницу с серьезными болями, и ей был сделан аборт. Восстановление матери в родительских правах заняло еще 8 месяцев. Европейский суд признал нарушение норм Конвенции (статей, 3, 5, 8), признав что Р. подверглась бесчеловечному и унижающему достоинство обращению, была незаконно помещена в приют, и было нарушено ее право на неприкосновенность частной жизни. Суд также осудил Польшу в том числе и за раскрытие персональных данных пациентки.

 

Материалы подготовлены Мари Давтян, адвокатом, экспертом Консорциума по правовым вопросам.