Харассмент как сделка

Опубликовано:
Харассмент как сделка

АСИ

Почему студенты соглашаются на связь с преподавателем, как сделать вузы безопасными, и в чьей зоне ответственности лежит борьба с дискриминацией в образовательных учреждениях.

Эти вопросы обсудили на дискуссии «Культура ненасилия: как сделать образовательные учреждения безопасной средой», которая прошла в Некрасовской библиотеке 27 января. Организатор встречи – Центр защиты пострадавших от домашнего насилия при Консорциуме женских неправительственных объединений.

Что такое харассмент

По словам юриста консорциума Татьяны Беловой, которая несколько лет изучает преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, «харассмент — это вид дискриминации по половому признаку». Образование дает человеку доступ к будущей профессии, и потому особенно важно создать в учебных заведениях безопасную среду.

В России проблема харассмента в целом не признана: в российском законодательстве такого понятия нет, кроме ст. 133 УК РФ – «Понуждение к действиям сексуального характера». Однако Беловой не известны случаи, чтобы по этой статье кого-то осуждали.

В 1981 году Россия ратифицировала Международную конвенцию о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в которой дано определение сексуальным домогательствам: «Виды нежелательного сексуально мотивированного поведения: физический контакт, приставания, реплики с сексуальным подтекстом, показ порнографических материалов и сексуальные притязания в форме высказываний или действий».

Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах и Конвенция ООН о борьбе с дискриминацией в сфере образования также предусматривают запрет на дискриминацию по половому признаку в сфере образования.

«Сексуальные домогательства – это лишь частный случай проявления харассмента. Под любыми домогательствами понимается нежелательное поведение, связанное с полом лица, направленное на оскорбление достоинства лица и создание угрожающей, враждебной, ущемляющей человеческое достоинство, унизительной и оскорбительной среды», — цитирует Белова директиву Европейского парламента.

Сделка без выигрыша

Харассмент не стоит разделять по половому признаку. «Насилие по отношению к мальчикам тоже происходит, просто о нем у нас пока не говорят», — отмечает психолог Зара Арутюнян.

По ее мнению, харассмент – это любое посягательство, возникающее там, где есть вертикаль: учитель — студентка, начальник — подчиненный. Система «субъект — объект» также характерна для ситуаций домашнего насилия.

Этому способствует, по словам Арутюнян, жесткое патриархальное общество, в котором главный тот, кто сильнее. Свою роль в возникновении домогательств играет и отсутствие социальных лифтов в России.

С харассментом может столкнуться любой человек, но в группе риска — люди без привилегий, говорит психолог. «Чаще всего от домогательств страдают иногородние, люди, живущие в общежитиях, у которых нет богатых родителей. Это люди, которые пробиваются с самого низа», — отмечает Арутюнян.

«Часто харассмент становится сделкой. Многие молодые люди считают это точкой входа в аспирантуру и начало карьеры. Если я спрошу юную деву, которая пришла ко мне из вуза, зачем же она вступила со своим преподавателем в сексуальную связь, она мне скажет: «Потому что я хочу стать аспиранткой». Это классическая история», — отмечает Арутюнян.

Сложность в том, говорит психолог, что «мы пытаемся причинить человеку добро», а он считает это просто хорошей сделкой. В таком случае пострадавшего человека очень сложно переубедить.

«Потом у него будет невероятная психологическая травма, но объяснить это человеку в этот момент сложно. Надо заранее объяснять, что вам только кажется, что это хорошая сделка. <…>  Потом пострадавший понимает, что он навсегда оказался в цепких лапках человека, который по-прежнему выше него по иерархии и по-прежнему влияет на его карьеру, премии, поездки на конференции», — говорит психолог.

Даже когда человеку кажется, что он выиграл от этой сделки, у него все равно очень мало возможностей влиять на ситуацию, уверена Арутюнян.

Что могут сделать вузы

По словам Беловой, в российских вузах существует проблема замалчивания харассмента и насилия, огласке придаются единичные случаи. В вузах нет эффективных мер для борьбы с сексуальными домогательствами – как профилактических, так и карательных.

«Насильника может остановить только не менее сильное противостояние. Но в настоящих обстоятельствах судиться с педагогом невозможно: вы просто потеряете вуз, вас будут раздавливать. Это действительно тупиковая ситуация. Государство должно обязывать вузы и другие предприятия следить за всем этим», — уверена Арутюнян.

Ответственность за недопущение дискриминации в государственных и частных образовательных учреждениях несет в первую очередь государство, отмечает Белова. Вузы могут обеспечить первичные меры по защите прав пострадавших: создать и дополнить локальные нормативные акты, правила проживания в общежитии и поведения в университете. «Образовательная среда — это не только рамки университета», — подчеркивает юрист.

В вузах должны быть эффективные инструкции, как реагировать и кому сообщать о харассменте. Важно обеспечить конфиденциальность пострадавшего человека, чтобы защитить его от возможной травли и негативных последствий. Например, в Высшей школе экономики можно подать анонимную жалобу на неподобающее поведение преподавателей, а в МГУ — только с указанием имени, фамилии и отчества.

 

Автор текста: Александра Захваткина

Фото: Софья Русова