ЕСПЧ коммуницировл жалобы по делам о домашнем насилии: что дальше?

Опубликовано:
ЕСПЧ коммуницировл жалобы по делам о домашнем насилии: что дальше?

В июле 2019 года Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) принял к рассмотрению (коммуницировал) несколько жалоб, связанных с делами о домашнем насилии. Две из этих жалоб – дела Маргариты Грачевой и Ирины Петраковой – связаны с уголовными процессами, которые сопровождает адвокат и руководитель проекта Консорциума женских НПО «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия»* Мари Давтян. В составлении жалобы по делу Маргариты Грачевой ей ассистировала адвокат, эксперт по защите прав женщин Валентина Фролова.

ПО СЛОВАМ АДВОКАТОВ

В заявлении сайту Фонда SJI (Нидерланды ) Мари Давтян сказала: «Жалобы заявительниц объединяет то, что национальные власти не проводили эффективное расследования заявлений о домашнем насилии, не применяли мер защиты потерпевших, несмотря на то, что их здоровью и жизни угрожала опасность. Тем самым государство продемонстрировало невозможность правовой защиты жертв домашнего насилия на практике».

Адвокат Валентина Фролова поясняет: «ЕСПЧ контролирует, соблюдает ли правительство Российской Федерации «Конвенцию о защите прав человека и основных свобод» (была принята в 1950 году, Россия является ее участницей). То, что ЕСПЧ коммуницировал наши жалобы означает, что он направил правительству страны запрос, суть которого сводится к тому, признает ли Россия, что при рассмотрении дел четырех заявительниц имели место нарушения их прав».

 

КОММУНИКАЦИЯ ЖАЛОБЫ ЧЕТЫРЕХ ЗАЯВИТЕЛЬНИЦ

ЕСПЧ задал властям Российской Федерации следующие вопросы:

1. Выполнили ли власти обязательство защитить заявительниц от жестокого обращения со стороны их партнеров? В частности, насколько существующее законодательство и практика позволяют наказывать все формы насилия в семье; защитили ли власти заявительниц от реальной и непосредственной угрозы жестокого обращения, о которой властям было известно; было бы проведено тщательное расследование всех эпизодов насилия в семье, о которых властям сообщили заявительницы?

2. Признают ли власти Российской Федерации серьезность и масштаб проблемы насилия в семье и то, что она затрагивает преимущественно женщин? Приняли ли они меры, направленные на достижение субстантивного гендерного равенства, которые бы позволили заявительницам жить без страха жестокого обращения и посягательств на их физическую неприкосновенность, а также пользоваться равной защитой закона?

3. Учитывая обстоятельства дел заявительниц и отсутствие какого-либо закона относительно проблемы домашнего насилия в России, существует ли системная проблема или структурный недостаток, требующие рекомендации общих мер в соответствии со ст. 46 Конвенции?

 

Валентина Фролова пояснила, что дела заявительниц будут рассмотрены по нескольким пунктам, а именно: защита от жестокого обращения (право не подвергаться насилию, пыткам), запрет дискриминации (ЕСПЧ признает гендерный характер домашнего насилия: подавляющее большинство жертв – женщины) и право на эффективное средство правовой защиты в случае насилия в семье.

В практике ЕСПЧ сложился подход к рассмотрению дел о домашнем насилии. Суд оценит действия властей по выполнению нескольких обязательств: адекватность законодательства, предоставление пострадавшим срочных мер защиты, эффективность расследования актов насилия в семье, соразмерность наказания виновных.

Коммуницирование четырех жалоб о домашнем насилии –дело «Туникова против России» – может стать началом процедуры «пилотного решения», сказано на сайте Фонда SJI . За всю историю ЕСПЧ было принято 26 пилотных постановлений по разным странам (три в отношении России), но ни одно из них не касалось проблемы домашнего насилия.

Поводом для этой системной процедуры стало обращение четырех жертв домашнего насилия, которые столкнулись с неспособностью властей защитить их. Заявительницы находились в особо уязвимом положении, поскольку в России нет эффективных правовых механизмов, способных предотвращать акты насилия в семье

В КУРС ДЕЛА

Наверное, найдется мало людей, не слышавших о садисте, отрубившим из ревности руки жене. Дело «Маргарита Грачёва против Российской Федерации» ведет адвокат Мари Давтян. Над жалобой в ЕСПЧ она работала совместно с адвокатом Валентиной Фроловой.

Маргарита Грачева вышла замуж в 2012 году, в браке родила двоих детей. В 2017 году она решила подать на развод. Когда муж узнал об этом, он стал преследовать Маргариту и угрожать ей. В ноябре 2017 года Дмитрий Грачев обманом вывез жену в лес, где сказал, что убьет ее и растворит ее тело в кислоте. На следующий день Маргарита обратилась в полицию с заявлением. Однако участковый уполномоченный полиции Г., который рассматривал это заявление, предложил Грачевой примириться, утверждая, что поведение мужа было «проявлением любви», при этом никаких активных действий по рассмотрению заявления Грачевой он не произвёл. После того Маргарита Грачева подала заявление о разводе, муж снова отвез ее в лес и отрубил ей кисти рук. Суд приговорил Грачева к 14 годам лишения свободы.

В феврале 2018 года в отношении участкового уполномоченного полиции Г. было возбуждено уголовное дело  в связи с его халатностью (статья 293 Уголовного кодекса), которое до сих пор не завершено.

«В случае Маргариты Грачевой дело было расследовано, преступник получил наказание за те эпизоды насилия, которые рассматривались в рамках этого уголовного дела, — говорит Валентина Фролова. – Но при этом не получила правовой оценки ситуация, которая к преступлению привела. Несмотря на обращения в полицию, женщина оказалась без защиты. Мы жалуемся именно на это: в распоряжении жертвы насилия не было никаких правовых средств себя обезопасить. Полиция не признала ее находящейся в опасности и не стала защищать. А ведь преступление можно было предотвратить, если бы полиция отреагировала на жалобы и обращения потерпевшей. Если бы кто-то, кроме нее и ее семьи, отнесся серьезно к этой ситуации».

Дело Ирины Петраковой (адвокат Мари Давтян) не столь резонансное, но не менее показательное. Заявительница состояла в браке с гражданином А. с 2006 года, от него она родила двоих детей. Начиная с 2007 года муж неоднократно оскорблял, избивал и насиловал Ирину (даже в то время, когда на была беременна), он также угрожал убить ее и сжечь их совместную собственность. Петракова неоднократно обращалась в полицию и в суд, однако ни правоохранительные, ни судебные органы не усматривали «реальной угрозы» в действиях А., рассматривая их как «обычные бытовые конфликты», и не системные издевательства.  Попытки Ирины Петраковой привлечь А. к ответственности не увенчались успехом.

ДЛИТЕЛЬНЫЙ ПРОЦЕСС ПОШЁЛ

Валентина Фролова поясняет, почему коммуникация дела «Туникова против России», которое содержит четыре разные жалобы, в том числе Грачевой и Петраковой, настолько важна. ЕСПЧ не может обязать Россию принять какой бы то ни было закон. Но, при этом, если Суд придет к выводу, что государству требуется принять общие меры для защиты женщин от домашнего насилия, российские власти в должны будут кардинально поменять подход к решению проблемы насилия в семье.

 

Наталья Биттен

*Проект «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.