Дмитрий Гончар: «Больше всего меня поражает, как долго женщины терпят насилие»

Опубликовано:
Дмитрий Гончар: «Больше всего меня поражает, как долго женщины терпят насилие»

О судебно-медицинских экспертах мы знаем разве что по детективным сериалам, где они то выезжают со следователем «на труп», то задумчиво рассматривают чьи-то останки в лаборатории.

На самом деле судмедэксперты занимаются не только мертвыми, но и живыми. Причем в делах о домашнем насилии их роль крайне важна. Чем именно, нам расскажет кандидат медицинских наук, врач высшей категории по специальности «судебно-медицинская экспертиза» Дмитрий Гончар.

– Дмитрий Геннадьевич, чем судмедэксперт может помочь пострадавшим и их адвокатам?

– Многим. Бывает так, что потенциально значимые для юридического процесса медицинские факты, не попадают в поле зрения лечащего врача или врача в травмпункте. Соответственно, они окажутся вне рассмотрения следствия и суда, что повлияет на его решение. Это происходит из-за того, что врачи, в отличие от судебных медиков, не фиксируют документально некоторые повреждения.

– Почему? Они же, как и вы, видят и ссадины, и синяки у потерпевших…

– Есть разница в профессиональных подходах и во многом в мировоззрении. Врачи лечебных учреждений по-другому смотрят на повреждения: если кровоподтеки не нуждаются в лечении, они их не всегда описывают. Фиксация повреждений – не приоритетная задача лечащего врача, часто на это у него просто нет времени, как правило – не хватает навыков и ясного понимания необходимого. Если коллега умозрительно делит повреждения на те, которые «нужно записать» и «неважные», мы получаем неполную картину травмы. В этом проблема…

Эксперт приводит такой пример. Мужчина несколько раз ударил кулаком женщину по лицу и по телу, затем толкнул, от чего она упала и сломала руку. В травмпункте не зафиксировали следы от ударов, поскольку они не представляли угрозы для жизни и здоровья пациентки, а лечили только перелом.

Как следствие, в суде женщина не смола доказать факт нападения. Версия мужчины была такой: на его глазах женщина споткнулась, упала, сломала руку, а он всего лишь помог ей подняться. Он заявил суду, что его оклеветали.

Вдобавок ко всему женщина потеряла работу: сломанную руку надо было разрабатывать около полугода, а работодатель ждать не хотел. А агрессор ушел от ответственности.

–  Поэтому я бы советовал в первую очередь обращаться к адвокатам, а если такой возможности нет, требовать от врачей максимально точной фиксации всех повреждений. Пострадавшим также стоит взять ксерокопию своей медицинской карты, по закону любое медучреждение обязано предоставить ксерокопии по требованию пациента, – говорит Дмитрий Гончар.

– Дмитрий Геннадьевич, каким образом к вам попадают «клиенты» по делам о домашнем насилии?

– По закону в делах о домашнем насилии (как физическом, так и сексуальном) привлечение эксперта СМЭ (судебно-медицинской экспертизы) обязательно. Следователь обязан обратиться в СМЭ для оценки степени тяжести повреждений. Но если следствие экспертизу не назначает, человек самостоятельно может к нам обратиться.

– Как это сделать?

– Можно обратиться в бюро судебно-медицинской экспертизы. Нужно прийти с паспортом или с другим документом, его заменяющим, и с медицинскими документами (если обращались к врачу после получения травмы). Это процедура платная, если человек обращается к нам в частном порядке. Бесплатно – только по соответствующему направлению правоохранительных органов. Так что проблема с доступностью не велика, но все же имеется. При осмотре эксперт выявит и зафиксирует все повреждения. Если требуются дополнительные исследования (например, рентген или консультация невролога), эксперт даст соответствующие рекомендации.

– Судя по всему, лучше, если полиция направит на экспертизу?

– Я бы сказал, через полицию лучше обращаться по целому ряду причин. Первое, потому что в полиции будет зафиксировано обращение о правонарушении, то есть начнется юридический процесс. Второе, результаты СМЭ автоматически будут включены в материалы уголовного дела или проверки. При самостоятельном обращении могут возникнуть затруднения, особенно если сотрудникам полиции проще не принять заключение СМЭ, ссылаясь на нарушение процедуры. В итоге они его, конечно, примут, но это отнимет время и силы у пострадавшей стороны. Придется обращаться к адвокату или в прокуратуру в связи с нарушением его прав и интересов.

– Можно ли считать, что СМЭ необходима всегда? Ведь всем видно синяк под глазом, какие еще нужны доказательства?

– Это иллюзия. Синяки могут быть видны десятку свидетелей, их даже можно зафиксировать на фото. Но свидетели – не врачи, их показания не источник доказательных медицинских фактов, а фото – не специальный объект для достоверной диагностики. Разумеется, показания свидетелей и фото могут быть крайне важны на следствии и в суде, но недостаточны для СМЭ. Пострадавшей повезет, если в травмпункте смогут адекватно зафиксировать повреждения.  Но врач может просто написать про «множественные ушибы», не потрудившись описать их важные детали, да и сам внешний вид и где же они расположены. Вероятно, к началу судебного процесса уже пройдут. И в процессе пострадавшая может показаться обманщицей, даже если сразу побоев синяки и ссадины были по всему телу.

– Дмитрий Геннадьевич, что вас лично задевает в делах о домашнем насилии?

– Больше всего меня поражает, как долго женщины терпят насилие. Причем, это не зависит ни от уровня образования, ни от социального статуса. Листая амбулаторные карты пациенток, проходящих о делах о домашнем насилии, видишь его цикличность. Годами, иногда по несколько раз в месяц, у них фиксируют синяки, ссадины, сотрясения мозга, переломы ребер…  И потом какая-нибудь женщина сидит передо мной в инвалидном кресле с тяжелой травмой, и понятно, что из него она уже не встанет… Поэтому мой совет: не прощать насилия, не доводить до печального финала.

 

Беседовала Наталья Биттен.

Фото: из личного архива Д.Г. Гончара.

 

Материал по теме: Вебинар для юристов и адвокатов, оказывающих помощь пострадавшим от домашнего насилия «Судебная медицинская экспертиза живых лиц по делам о домашнем насилии: физическое насилие» 

 

Обратиться за бесплатной помощью к адвокатам «Центра защиты пострадавших от домашнего насилия» можно, заполнив форму обратной связи

 

Проект «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» реализуется с использованием гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, предоставленного Фондом президентских грантов.