Адвокатские истории: «сарафанное радио» работает

Опубликовано:
Адвокатские истории: «сарафанное радио» работает

«Вопросы семейного насилия в моей работе возникают регулярно. Ко мне стали часто обращаться – «сарафанное радио» работает», – рассказывает адвокат Александра Кузнецова из Екатеринбурга.

Адвокатской практикой Александра занимается с 2013 года, с «Консорциумом женских неправительственных объединений» сотрудничает с 2017-го. До этого год работала с кризисным центром для женщин «Екатерина» в столице Урала.

«В Екатеринбурге я также сотрудничаю со Свердловской региональной общественной организацией «Женский юрист», были дела в Комсомольске-на-Амуре, Новосибирске, Томске… Когда «Консорциум» начал реализацию проекта «Центр помощи пострадавшим от домашнего насилия», мне предложили заняться уральским и дальневосточным направлениями», – продолжает рассказ адвокат.

Спрашиваю у Александры, какое из дел затронуло ее больше других?

«Не готова выделить одно особое, – говорит она. – Сложно вести дела, когда агрессором является сотрудник правоохранительных органов либо влиятельный мужчина».

Александра также отмечает разницу в отношении к делам о домашнем насилии среди правоохранителей и судей в разных регионах. По ее словам, есть ощутимая разница между Томском и Екатеринбургом, например.

«В Томске мы сталкивались с тем, что полицейские не хотят возбуждать уголовные дела, иногда не принимают заявления от женщин. А если принимают, то отказывают в возбуждении по формальным причинам. Мы вынуждены эти решения обжаловать», – рассказывает Александра.

В Екатеринбурге, по словам адвоката, практика ведения дел о домашнем насилии изменилась: полиция старается возбуждать уголовные дела, если были угрозы в отношении женщин. И санкции там строже. Дела доводятся до суда, и выносятся приговоры.

Адвокат считает, что ведению дел мешают предубеждения и предрассудки, которым подвержены не только обыватели, но и правоохранители. Бытует мнение, что домашнее насилие – семейное дело. Его не рассматривают как преступление, пока не произойдет убийство или жертва не получит тяжкие телесные повреждения.

Александра уверена, что в одиночку, без юридической помощи, женщинам не справиться. У них не хватит сил и знаний, чтобы собирать доказательства, отстаивать свои интересы в судебном процессе.

«Правоохранители считают домашнее насилие семейным спором и не возбуждают дела, не разъясняют пострадавшим порядок действий, – говорит Александра. –  Мы, конечно, доведем дело до конца. Но если женщина остается с проблемой один на один, принцип неотвратимости наказания по отношению к агрессору скорее всего не будет исполнен».

На сайте «Консорциума» работает форма обратной связи. Заполнив ее, можно обратиться за помощью. Ваше сообщение попадет к куратору, который распределяет обращения по регионам. Помощь оказывается на всей территории России.

«Мы провели десятки консультаций, – говорит Александра. – Разные дела: административные, гражданские, уголовные. От первичных документов по разводу или выселению до представительства в суде по уголовным судам».

АДВОКАТСКАЯ ПРАКТИКА
Специфические сложности возникают в уголовных делах. В административных делах есть наработанная практика, в уголовных – нет. Главная проблема – найти, где пострадавшим женщинам жить, пока идет судебный процесс.

Как правило жертвы проживают вместе с агрессорами, но в большинстве городов нет кризисных центров, где женщина могла бы жить с детьми во время судебного процесса.

В кризисных центрах женщины могут получить помощь психологов и адвокатов, могут не бояться новых нападений агрессоров.

В кризисных центрах женщины и дети могут проживать до месяца, но процессы идут по полгода и дольше. Это обстоятельство значительно влияет на ход судебного процесса.

«Нам часто приходится решать вопрос, как изолировать женщину от агрессора, тогда проще вести уголовное дело. Если женщина продолжает жить с ним вместе, случаи насилия повторяются. То же происходит, если агрессор знает, где живут жена и дети», – говорит Александра.

В феврале 2018 года на совещании в Общественной палате уполномоченная по правам человека Московской области Екатерина Семенова сказала, подводя итоги года, минувшего с момента декриминализации домашнего насилия:

– Мы выступали против декриминализации побоев. Мое мнение, в статью надо возвращать уголовную ответственность. Агрессор должен быть наказан. Нужны также профилактические меры. Например, если в трудную ситуацию в семье вмешивается профессионал-психолог — насилие можно предотвратить.
Источник

Задаю Александре вопрос о том, что нужно сделать, чтобы правоохранители изменили свое отношение к проблеме домашнего насилия?

«Я часто сталкиваюсь с нежеланием полицейских помогать пострадавшим женщинам. Мы сталкивались и с абсурдными требованиями судей. Думаю, необходима разъяснительная работа – курсы повышения квалификации, где бы им объясняли, как работать с этими категориями дел, как общаться с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия», – говорит Александра.

По мнению Александры, сотрудничество с проектом «Консорциума» по защите пострадавших от домашнего насилия важно тем, что здесь обсуждаются профильное законодательство и правоприменительная практика, организовываются вебинары и круглые столы.

«Важно то, что в Москве чаще ссылаются на международные нормативные акты. В регионах такое не принято, но надо это применять, потому что суды воспринимают это как более серьезный подход», — считает Александра Кузнецова.

 

Беседовала Наталья Биттен

Фото из личного архива Александры Кузнецовой.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:

Запись вебинара 23 октября 2018 «Дети — свидетели насилия в семье» 

Запись вебинара 28 сентября 2018: «Домашнее насилие и самооборона — как пострадавшая становится обвиняемой»

Вебинары проводятся в рамках проекта «Центр по защите прав граждан, пострадавших от домашнего насилия», поддержанного Фондом президентских грантов.