1 июня – Международный день защиты детей

Опубликовано:
1 июня – Международный день защиты детей

Решение отмечать День защиты детей было принято Международной демократической федерацией женщин на специальной сессии в ноябре 1949 года. В 1950 году ООН поддержала эту инициативу.

Международный день защиты детей – один из старейших международных праздников. Его смысл и значение – напомнить всем, что дети не только имеют права, как и взрослые, но и нуждаются в особой защите и поддержке.

О том, какие проблемы приходится решать юристам, защищающим права детей, мы беседуем с адвокатом и координатором Северо-Западного округа проекта правовой помощи «Центр защиты пострадавших от домашнего насилия» Галиной Ибряновой.

– Галина Александровна, какие законы защищают права детей?

– В первую очередь, Конституция Российской Федерации, Конвенции ООН о защите прав и свобод человека и о правах ребенка, Семейный кодекс, федеральные законы «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации» и «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних», а также другие нормативные акты, затрагивающие права ребенка и вопросы их защиты.

– Вы не первый год занимаетесь делами, связанными с насилием в семье. Дети становятся не только его свидетелями, но и жертвами. Казалось бы, логично лишить человека, совершившего преступление в отношении членов семьи, родительских прав. Но легко ли это сделать на практике?

– На самом деле проблемы начинаются уже на этапе подачи иска о лишении родительских прав и сохраняются в течение всего судебного процесса. Самые распространенные проблемы: определение подсудности дел о лишении родительских прав и отсутствие единого подхода к оценке обстоятельств дела, когда ребенок является свидетелем насилия в отношении его близких.

 

СПРАВКА:

Перечень оснований, согласно которым родители (один из них) могут быть лишены родительских прав (согласно статье 69 Семейного кодекса РФ):

— уклоняются от выполнения обязанностей родителей, в том числе при злостном уклонении от уплаты алиментов;

— отказываются без уважительных причин взять своего ребенка из родильного дома (отделения) либо из иной медицинской организации, образовательной организации, организации социального обслуживания или из аналогичных организаций;

— злоупотребляют своими родительскими правами;

— жестоко обращаются с детьми, в том числе осуществляют физическое или психическое насилие над ними, покушаются на их половую неприкосновенность;

— являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией;

— совершили умышленное преступление против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи.

Указанный перечень является закрытым, лишение родительских прав по иным основаниям не допускается.

 

– В деле о зверском убийстве Елены Верба, которое ведут адвокаты «Центра», мужу «скостили срок», потому что у него малолетний ребенок. При этом мужчина 48 раз ударил жену ножом и оставил малолетнего сына наедине с окровавленным трупом матери на несколько часов.

– В целом в делах о лишении родительских прав превалирует формальный подход, как со стороны судов, так и со стороны органов опеки и прокуратуры.

Суды отказываются выносить решения о лишении родительских прав до вступления в силу приговора по уголовному делу либо ждут заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, как единственного доказательства жестокого обращения с ребенком, игнорируя другие доказательства.

Это приводит к абсурдной ситуации: при рассмотрении уголовного дела и вынесении приговора суд учитывает в качестве смягчающего обстоятельства наличие у обвиняемого несовершеннолетних детей. То есть смягчают наказание тому, кто применял насилие в отношении близких ребенка, а часто и в отношении самого ребенка!

Но судебная практика постепенно меняется. Показательным в этом плане является нашумевшее дело Маргариты Грачевой (женщины, которой супруг отрубил кисти рук).  Уголовное дело в отношении обвиняемого и гражданское дело о лишении его родительских прав рассматривались параллельно.

– Как рассматривают дела, где ребенок – свидетель насилия в семье? Ведь ребенок в такой ситуации испытывает стресс, страх, беспомощность. Признают ли детей жертвами насилия в подобных процессах?

– Здесь, к сожалению, почти отсутствует практика признания ребенка жертвой жестокого обращения. Пока ни суды, ни эксперты не усматривают в этом жестокого отношения к ребенку, полагая что насилие было направлено не на него, а на одного из родителей.

При этом вне поля зрения суда остается тот факт, что насилие над близкими для ребенка человеком безусловно наносит ему сильнейшую психологическую травму, оказывает негативное влияние на формирование его личности и даже на его будущий жизненный сценарий.

Побои в настоящее время являются административным правонарушением, а нанесение побоев одним родителем другому даже в присутствии несовершеннолетнего ребенка не является основанием для лишения родительских прав.

– И это ведь наверняка не единственная проблема…

– Да. Многие люди едут в крупные города в поисках работы, арендуют жилье. При этом возможности получить статус регистрации «по месту жительства» они как правило не имеют.

В делах о насилии в семье уголовные дела возбуждают по месту фактического пребывания семьи, а при обращении пострадавшего родителя с иском о лишении родительских прав – по месту фактического проживания. Поэтому суды массово возвращают исковые заявления в связи с неподсудностью. Они указывают заявителю, что следует обращаться в суд по месту формальной регистрации подсудимого. А это может быть другой конец страны, как мы понимаем. Не все могут себе позволить расходы на суды в другом регионе.

Но даже если иск подали в регионе по месту регистрации, возникает вопрос, каким образом суд сможет рассмотреть дело, если обе стороны и дети фактически проживают в другом регионе? Если вся «доказательная база» там?

Такой формальный подход к вопросам о подсудности дел о лишении родительских прав не может обеспечить вынесение объективного и справедливого решения. Верховный суд РФ пока не высказал своей позиции по данному вопросу.

 Подводя итог, можно сказать, что семейное право, как никакое другое, является «живым правом». Это обуславливает необходимость постоянного мониторинга судебной практики, её анализа и актуализации норм семейного права, в том числе норм, регулирующих процедуру лишения родительских прав.

 

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:  Запись вебинара Галины Ибряновой «Дети — свидетели насилия в семье»