Леся Глушко “У религии не женское лицо”

Опубликовано:

Никогда раньше не задумывалась о том, что я поповская внучка. Все сестры отца и многие их дочери – верующие женщины. А вот я никогда не верила в Бога. Не потому, что не знала о нем. А потому, что вера и религия во мне не совпадали. Я никогда не принимала женский образ христианства как свой. Иконы, божьи заповеди, красота ангельских открыток, основательность религиозных книг – все внушало трепетное уважение, но и не больше.

Я чувствовала, что живая природа, которая всегда горела во мне, как бы не хочет идти в келью религиозных догм. Ей там тесно. Конечно, верить не значит быть монашкой. Но я никогда не могла простить религии то, что она мою женскую сущность считала греховной только за то, что не могла ни объяснить, ни подчинить, ни понять.

Женщина

Для любой женщины, ее природное начало свято. Она трудно, в одиночку, в муках и борьбе приходит к ее пониманию. Причем, каждая женщина идет по этому пути своей дорогой проб и ошибок. Но есть одно, что объединяет всех. Изначально, женщины не считают любовь грехом. Для них любовь – святыня и секс с юных лет они рассматривают, как некий мужской атрибут любви, в котором сами не испытывают осознанной потребности. Проще говоря, любви желают от рождения, а секса – после того, как в нем из девочки рождается женщина.

Поэтому женщины видят в мужчинах богов и кумиров, способных зародить в них любовь как святыню, и дают им власть над собой и над своим телом. С возрастом и под влиянием обстоятельств такое отношение меняется. Не найдя Бога в мужчине, женщины иногда находят его в религии. Но, если разочарование в идеалах любви не ослабило душу, то они продолжают искать мужчину, которого уже не воздвигают на пьедестал, а принимают таким, какой он есть.

Неудовлетворенные потребности женской сущности (единства тела и души в любви), как правило, проявляются в том, что женщина, которая в основе своей всегда хочет дарить любовь, не может это делать по отношению к тому мужчине, с которым живет или к тому, который этого хочет.

Она компенсирует неспособность дарить любовь привычным и механическим участием в близких отношениях с мужчиной. Объясняя себе это так как ей удобно. Например, что это в интересах семьи, детей, морали, что это хорошо и правильно. Но! Что бы ни говорила женщина себе и всем – вот именно это – близость с мужчиной, к которому нет любви, она считала, считает и будет считать настоящей грязью – грехом.

В стремлении обманывать себя женщина постоянно испытывает дискомфорт, который излучает, изливает на свое окружение и на все, чем занимается. Так или иначе, но практически в жизни каждой женщины наступает время, когда руины храма любви лежат у ее ног. И тогда она оказывается перед выбором – отстроить святыню заново или продолжать жить в “грехе” оправданном и лицемерном.

Грехом, исчадием ада, по догмам всех религий, женщины становятся именно тогда, когда между канонизированными духовными ценностями и своими чувствами, выбирают свою природу и любовь к мужчине. Они делают это потому что, делают, и все. Причем, как бы это не называли по имени, но в душе все понимают неизбежность такого выбора.

Мужчинам он кажется легким выбором сладострастия и удовольствий. Но на самом деле это не так. Путь выбора любви идет через душевное, а иногда и через фактическое одиночество. Через тяжелые дискомфортные состояния, провоцирующие женщину на отстранение от других людей и самосовершенствование. Если женщине удается адаптироваться к одиночеству, то она начинает открывать в себе самой не только самостную, но и духовную сущность, которая уже может обходиться без мужчины.

Однако, каким бы самодостаточным человеком каждый из нас ни был, чем ближе он подходит к покою и гармонии с собой, тем отчетливее видит, что он не совершенство, а всего лишь совершенная половинка от целого.

И чем лучше знает себя, тем более точно понимает, какой именно должна быть его вторая половина. Если представление о ней не совпадает с оригиналом, который рядом, то все попытки что либо изменить обречены на провал. Не помогут ни слезы, ни попытки переделать в себе и мужчине черты характера, прическу, стиль одежды. Все напрасно. Знание себя – это та сила вселенская для женщины, которая все равно уведет ее в поиск родных глаз и рук. В поиск недостающей сущности.

И не потому что за этим поиском – наслаждение или боль, а потому что другого способа познать себя и мир человечество просто не смогло предложить, прежде всего, женщине.

Это было всегда и во все времена. Во всех странах и религиях. Женщина делала выбор и разрушала им все на своем пути. Она становилась шестым чувством для мужчины, которого любила, и ей было все равно, достоин ли он такого подарка и как он им распорядится. Женщина делала это для себя.

Как можно было это объяснить, понять и просчитать? Никак, ничем. Женщина платила за свой выбор жизнью, честью, любовью и страданиями. Но кого это останавливало? Она стремилась к святыне. А эту святыню в одиночку создать невозможно.

Мужчины поставили на сексуальных отношениях клеймо греха, защищаясь от непредсказуемости, жестокости и беспощадности женского выбора. Они назвали женщин слабыми существами. Сказать, что в этом их природное предназначение – выбирать любовь – означало признать, что именно выбором любви регулируется качество человеческой составляющей во вселенской природе. К этому не были готовы ни мужчины, ни женщины.

Интересная деталь, на которую стоит обратить внимание, заключается в том, что (по моему мнению), одной из причин, по которой произошла локализация еврейских учений в общем строю идеологий и верований, заключена в их постулате – “Чего хочет женщина, того хочет Бог”. Хотя его толкуют по-разному. Многие эту формулировку называют неточной, считая, что правильно она означает следующее – “Чего хочет тело (сущность) женщины, того хочет Бог”.

Мужчина

Мужчины защищали мир и себя от случайного выбора женщин. Они сделали все, чтобы ограничить его во времени и пространстве, а по возможности просто остановить (венчанием, детьми, бракосочетанием). Это не их вина. Это определенное условие, которое позволило именно им – мужчинам – получить доступ к некоему набору возможностей для развития человечества.

Для мужчины любовь – не цель и не смысл жизни. Она стоит в ряду очень многих других проблем, которые мужчина, по его мнению, должен решать. Но решать в условиях, когда все чувства мужчиной воспринимаются как стихийная и неподвластная им боль, которая имеет силу, вкус, запах и цвет.

Чем сильнее чувства, тем сильнее боль. У мужчин ниже болевой порог. Они, в отличие от женщин, не способны долго терпеть или преодолевать болевые ощущения. Им легче “отодвинуть” проблему отсутствия любви на второй, третий и десятый план.

Страх чувственного дискомфорта диктует им свою природу поведения. Мужчины боятся любви и всегда стремятся выстроить план защиты от нее и схему движения к ней. Поэтому в отношениях с женщиной мужчину устраивает и интересует только прогнозируемая конкуренция.

Признать за женщиной право свободного (телесного и чувственного) выбора мужчины для сексуальных отношений (независимо от ее социального статуса, возраста, замужества, количества детей, образования) означает поставить себя в условия непрекращающейся конкуренции, при которой собственные усилия не гарантируют стопроцентного результата.

Проще говоря, сделать это, значит – во-первых, признать наличие в природе неких сил, которые невозможно описать наукой, материализовать технически и поставить под собственный контроль. А во-вторых, полностью изменить систему иерархических ценностей, на которых сегодня построены все социальные образования.

Такая природная незащищенность пугает и создает иллюзию превосходства женского выбора. Однако, все не так просто. Женщины знают, что если мужчина не любит, то и не утруждает себя близкими отношениями. Он может утолять свой сексуальных голод в семье, но общая эмоциональная атмосфера таких отношений ощущается женщиной мгновенно на энергетическом уровне.

И она сразу фиксирует, что на фоне цветущего, семейного благополучия, в какой-то момент жизни, для мужчины все вокруг меняется и становится “не таким”. Когда он говорит одно, а все слышат другое, поступки и результаты не совпадают с побудительным импульсом их совершения и т.д. и т.п…

Мужчина попадает в ловушку “двойственности слов и дел”, и это провоцирует его к поиску виновных в неудачах и проблемах. Такие поиски ничем позитивным не оканчиваются, потому что нисмотря ни на что, мужчина начинает подсознательно ощущать нехватку чего-то внутри себя. Мистический холод провоцирует сексуальный голод. Если женщина, которая рядом его утоляет, то наступает временное успокоение. Но, если голод утоляет нелюбимая женщина, то ощущение сытости сменяется раздражением. Потому что мужчина получает не то, в чем нуждается. Нет дополнения себя, есть “наполнение желудка”.

Мужчины в течение нескольких веков оправдывали собственный “блуд” своей природной функцией. Но сейчас это становится практически невозможно, потому что человечество повзрослело и на подсознательном уровне мы все понимаем, что человек существо разумное и просто не может быть производителем мяса.

Найти ответ на вопрос – зачем существует женщина, если не для того, чтобы рожать и сексуально удовлетворять или обслуживать мужчину (или не только для этого), значит признаться себе самому, что и его функция в этих отношениях несколько иная.

Кто-то ищет ответы на эти вопросы, а кого-то неосознанная недостаточность ведет в публичный дом или в непрекращающиеся, скоротечные романы. Мужчина, как правило, свое двойственное поведение в семье себе и другим объясняет слабостью к женскому полу, уважением к жене и ответственностью по отношению к детям, необходимостью сохранить таким образом семью.

На самом же деле мужчина постоянно стремится пополнить недостаток собственной сущности. Но, чем он интенсивнее и бессмысленнее меняет партнерш, тем скорее секс смещается в сферу болезненной зависимости от остроты ощущений. Это приводит к тому, что чувство голода толкает к нетрадиционным методам поиска “пищи”, а сил познать свою природу и понять, какая именно женщина и есть твоя вторая половина, не остается.

Иногда и самой женщины уже или еще не существует в том качестве, какое необходимо. Да и поиск пары, и путь познания себя – очень не просты для мужчины, потому что разрушают привычный уклад жизни, причиняя боль и заставляя трудиться над собой. Как писал Н.Гумилев:

“Крикну я… Но разве кто поможет –
Чтоб моя душа не умерла?
Только змеи сбрасывают кожи,
Мы меняем души, не тела”.

Эти стихи как раз о том, что происходит с мужчиной, который начинает осознанно искать, выбирать и любить женщину, совершая тот самый подвиг духа, который ежедневно включал в распорядок дня Барон Мюнхаузен.

Выбор

Переход от женских верований и идолопоклонничества к божественному религиозному Олимпу был в свое время оправдан именно тем, что приоритетность женского выбора не смогла создать условия для развития цивилизации. Поэтому человечеству необходимо было пройти путем патриархата, чтобы убедиться в том, что он способен привести его в тот же тупик самоуничтожения, что и матриархат.

Естественным ходом развития человек подтвердил бесперспективность приоритетности как материалистического (телесного, женского), так и духовного (идеалистического, мужского) выбора. Паритетный осознанный выбор, основанный на признании и понимании различной сути природной миссии мужчины и женщины – вот тот путь, по которому идет человечество в поиске гармонии и безопасного прогрессивного развития.

Обоюдный выбор любовного партнера (мужчины и женщины) на первый взгляд абсолютно случаен. Но это только на первый взгляд. В каждом мужчине есть женщина, а в каждой женщине – мужчина. В той или иной степени их присутствие в одном человеке создает пару двух разных сущностей. Поэтому дополнения требует и женское, и мужское начало любого человека.

Проживая жизнь и познавая себя, мы тянемся к недостающему. И только полное совпадение всех четырех составляющих создает стабильную пару. Это чудо совпадения гармонизирует вселенную, развивает ее энергетически. Она, как правило, ведет человека по этому пути. И помогает ему в этом.

Поэтому случайностей в необъяснимом рождении интереса или симпатии между незнакомыми людьми, во встречах и расставаниях, я не вижу. Более того, понимаю, что природа наказывает человека за сопротивление этому процессу всеми, доступными ей способами. Ей, как бы, не нужны нелюбящие люди. Поэтому, переставая стремиться к любви, человек начинает умирать душой и телом. Быстро стареет, теряет интерес к жизни и, что главное, в нем, как бы, засыпает способность к творчеству.

Предназначение и миссия мужчины в отношениях – выбирать объект любви, провоцируя выбор женщины, создавая ей условия для такого выбора, показывая свою заинтересованность в нем и доверяя ему. Однако сегодня, как и столетия назад, не понимая сути женского выбора в любви, отказываясь от познания собственной природы, опасаясь личностной конкуренции, сохраняя иерархические ценности, мужчины предпочитают самоутверждаться на женщине за счет ее чувств.

Религии не просто помогали мужчинам в этом. Основы большинства из них построены на этом фундаменте и покоятся на укладе семейной жизни, где расписаны роли и розданы дары, предписаны правила отношений и поведения во всем. Иисус, заступаясь за “падшую” женщину, сказал: “Пусть бросит камень тот, кто без греха”. Но всех уравнять в грехе не означает признать за женской природой святое начало.

Религия и вера

Мы вошли в новое тысячелетие. Выбор любви уже не ставит на женщине клеймо греха и грязи, как это было раньше. И что в итоге? Я не хочу выстраивать искусственные параллели, но не могу не констатировать совпадение во времени двух процессов – религии стали терять контроль и власть над человеком. Все больше женщин приходит в церковь и уходит не находя ответы на свои вопросы.

Религии попытались измениться, вписаться в современные реалии. Некоторые из них решили оградить человека от времени, от техники, от нового общественного и социального уклада. Но, увы. Человек и в этом берет только то, что его интересует. А религии бьют тревогу, дробятся на мелкие и разношерстные группы, касты, церкви.

Если внимательно посмотреть, то сегодня все войны в этом мире имеют религиозную составляющую. Идет война религий за человека, основным инструментом которой есть ее базис – институт отношений мужчины и женщины, в котором женская природа греховна. Разрушение этого базиса равноценно уничтожению религии.

Я убеждена, что поражение существующих классических религий неизбежно. Потому что женщина становится свободной. Она отвергает старые уклады, не прощает религиям свою второсортность, “отмывает” природу сексуальных отношений от грязи и поднимает мужчину с колен, возводя храм любви.

Именно женщина помогает мужчине познать его природу. Своим телом учит его осознанному восприятию чувств. Именно ее сексуальный выбор, спровоцированный мужчиной, будет определять развитие человечества в будущем. И этот процесс уже нельзя остановить.

Сегодня у религий не женское лицо. Оно мужское. И именно это является основной причиной потери влияния религий на человека.
Это самая тяжелая потеря человечества, потому что за ней просматривается общее падение духовности. Негатив процесса хорош тем, что рождает потребность в новом духовном учении.

Ведь человек на протяжении жизни всегда оказывается перед маленькими и большими проблемами внутреннего развития и внешней социальной адаптации. Он нуждается в помощи, чтобы назвать себя по имени, идентифицировать в миссии и принять ее как дар. Поэтому, на мой взгляд, существующие религии в третьем тысячелетии станут другими и по форме и по содержанию.

Как, в свое время, религии стали основой развития наук, так в будущем науки, изучающие человека и мир, помогут создать новые религии. Трансформация существующих религиозных учений уже началась. И я думаю, что выживут в новом тысячелетии только такие, которые признают священную сущность женской природы, примут ее свободной и помогут ей идти путем познания себя.

Думаю, что крушение патриархального мира заставит мужчину посмотреть на себя вне пьедестала природного превосходства и трансформировать свое внутреннее духовное мировоззрение, не только понимая суть природного предназначения женщины, а изменяя свое отношение к процессу близости с ней.

Поэтому специфика новых религий, на мой взгляд, будет заключаться в том, что, во-первых, их авторами будут не мужчины, а мужчины и женщины, осознающие святость природного начала друг друга. А во-вторых, религии перестанут влиять на человека догмами. Их воздействие будет качественно другим – не заповедным, а действенным, развивающим, признающим основной ценностью – разнообразность всего во всем.

Одно бесспорно – новая вера только тогда станет действенным инструментом влияния, если сможет формировать нового человека, призванного развивать, творить природу во всем ее великолепии и гармонии, начиная процесс творчества с самого себя.

Статья взята с сайта http://www.40a.kiev.ua